Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Если свойства человека надлежащим образом развиты воспитанием, он действительно становится кротчайшим существом. Но если человек воспитан недостаточно или нехорошо, то это самое дикое существо, какое только рождает земля.

Платон

Бим-Бад Б. М. "Прошу прощения..."

Автор: Борис Бим-Бад

“Прошу прощения...”

 
Вина и прощение. “Прости!”, “Простите”... Куда как часто звучит эта просьба в общении людей: в ответ ли на чье-то недовольство; в начале обращения с вопросом; в формуле, смягчающей несогласие; при раскаянии и даже при последнем прощании... А уж педагогическая практика насыщена бесчисленными значениями и смыслами, заключенными в слове “прости”, их коннотациями и обертонами.
Русское простить (производное от слова “простой” – пустой) подчеркивает значение освобождения (опростать от вины, от греха, от кары, от взыскания). Простить – отпустить кому-то провинность, примириться сердцем, не питая вражды за обиду, переложить гнев на милость; миловать.
Этимология слов “простить”, “извинить” в английском, французском, немецком языках указывает на отказ от желания наказать, обвинить, уличить, на дарение прошенному свободы от обязательств, на полноту этого дарения. “Пардон”, например, происходит от латинских слов “пар” – полностью + “доннаре” – дарить.
Но извинению предшествует вина, провинность. И прощают, как правило, за вину, которая могла бы быть наказанной.
— Виноват! Простите, я – случайно. Я не хотел.
Действительность насыщена провинностями с их последствиями. Житейский опыт и психологические исследования убеждают нас в том, что прощение – сложное явление и даже внутренне противоречивый процесс.
Да, мы способны возвыситься до благодарности к наших врагам, к ненавидящим и преследующим нас, поскольку они не дают нам остановиться в развитии. Как оводы, они гонят и, принося страдание, заставляют двигаться вперед.
Мы высоко ценим великодушие, незлопамятность, широту и благородство тех, кто волен казнить, но прощает даже подчас и большую вину. Такие чувства мы испытываем к жестоко пострадавшей от неправд Анджело Изабеле и мудрому правителю Дуку в “Анджело” А. С. Пушкина:
                                                     “Изабела
Душой о грешнике, как ангел, пожалела
И пред властителем колена преклоня,
"Помилуй, государь, – сказала. – За меня
Не осуждай его. Он (сколько мне известно,
И как я думаю) жил праведно и честно,
Покаместь на меня очей не устремил.
Прости же ты его!"
                              И Дук его простил.”
Но нередко мы боимся потворствовать хитрому и бессовестному. Как говорит народ, злодея помиловать – доброго человека покарать. “Вора помиловать - доброго погубить”. – О ханже: “Господи, прости, в чужую клеть пусти: пособи нагрести да и вынести!”; “Прости меня, моя мила, что ты меня била!”, – говорит муж жене. (В. Даль).
Простить – еще не значит проститься с болью обиды.
Как будто душа о желанном просила,
И сделали ей незаслуженно больно.
И сердце простило, но сердце застыло,
И плачет, и плачет, и плачет невольно. (К. Бальмонт).
И прощение никогда не сможет снять с виновного саму нравственную вину. (Николай Гартман).
В воспитании. Категории вины и прощения неотъемлемы от воспитания как следования нормам, как коррекции отклонений от них.
Это пожизненный процесс, притом двусторонний. Непрерывно подпитываемый извне и интериоризованный (самовоспитание, чувство вины, муки совести, стремление к искуплению, самоправедность и т. д.), он присутствует в каждодневности семейной жизни, детского сада и классной комнаты.
Всякий ребенок знает, что в коллективе есть неписанное право, иерархия проступков. Опираясь на это интуитивное знание, замечательный воспитатель Януш Корчак выработал “кодекс” – писанное право, в основу которого положил всем понятные по своим целям нормы поведения. Корчак изобрел ребячий “суд”, работающий на базе этого кодекса.
Благодаря правовому и гласному регулированию жизни своего коллектива детское сообщество защищает себя от своего же произвола, от "права сильного", то есть от бесправия.
"Кодекс" детских законов ясно показывает каждому, что вредно, нежелательно и нетерпимо для сообщества, а что служит одним из действенных средств предупреждения проступков.
Школьное "судопроизводство" — прекрасная школа рефлексии, осмысления ребенком мотивов, скрытых от него самого пружин его поведения.
Поскольку все дети оказываются в роли судьи, они начинают понимать и прощать, учатся гуманности. Изживается ябедничество — жутковатый прообраз доносительства.
“Кодекс” не предусматривает санкций за проступки, а только показывает печальные для самого "преступника" следствия из его ошибки, следствия подчас для него неожиданные, но, увы, неизбежные.
Кодекс и судопроизводство. Если кто-нибудь совершил проступок, лучше всего его простить в надежде, что он исправится. Если кто-нибудь совершил проступок потому, что не знал, теперь он уже знает. Если он совершил проступок нечаянно, он станет осмотрительнее. Если он совершил проступок потому, что ему трудно привыкнуть поступать по-другому, он постарается привыкнуть. Если он совершил проступок потому, что его уговорили ребята, он больше уже не станет их слушать.
Но воспитатель обязан защищать тихих ребят, обязан защищать добросовестных и трудолюбивых, обязан заботиться, чтобы был порядок, потому что от беспорядка больше всего страдают добрые, тихие и добросовестные люди.
Воспитатель — не сама справедливость, но он стремится к справедливости; воспитатель — это еще не сама истина, но он жаждет истины.
Воспитатель может ошибаться. Он может прощать поступки, которые и ему самому случалось совершать, и называть плохим то, что и ему самому доводилось делать.
Воспитатель может простить, а может и сказать, что кто-нибудь поступил неправильно, плохо, очень плохо.
Главное следствие прощенного проступка — нарушитель обязуется стараться больше так не делать.
Осуждение как прощение. Воспитатель не говорит, что провинившийся – плохой, не объявляет ему порицания, не сердится на него. Но, прощая его, воспитатель фиксирует его поведение как нежелательное, неодобряемое.
«Ты поступил неправильно. Ничего не поделаешь. С каждым может случиться. Больше так не делай».
«Ты поступил плохо». Требую, чтобы это больше не повторялось.
Большая провинность –  «Ты поступил очень плохо» или «Ты поступаешь очень плохо». Это последняя попытка, последнее желание избавить тебя от стыда, последнее предостережение. Далее следует осуждение.
В статье пятисотой говорится: «Кто совершил такой поступок, кому до такой степени нет дела до наших просьб и требований, тот или не уважает себя, или не думает о нас. Поэтому и мы его больше не можем щадить».
Кроме того, что несет за собой статья шестисотая, по статье семисотой о содержании приговора оповещают друзей.
Статья восьмисотая как бы говорит: «Суд не помогает. Может быть, наказания, какие раньше применялись в воспитательных учреждениях, и помогли бы, но у нас таких наказаний нет.
Даем виновному неделю на размышление. За эту неделю ни он не может подавать на кого-нибудь в суд, ни на него никто не будет подавать в суд. Посмотрим, исправится ли он и надолго ли».
Статья девятисотая гласит: «Мы потеряли надежду, что он может исправиться сам, без посторонней помощи». Приговор этот как бы говорит: «Мы ему не верим». Или: «Мы его боимся». И наконец: «Мы не хотим иметь с ним никакого дела».
Другими словами, по статье девятисотой виновный исключается из семьи. Однако он может и остаться, если кто-нибудь возьмет на поруки. И, уже исключенный, может вернуться, если найдет себе опекуна. Опекун отвечает перед судом за все его провинности. Опекуном может быть воспитатель или кто-нибудь из ребят.
Статья тысячная гласит: «Исключаем». Но каждому исключенному предоставляется право по истечении трех месяцев ходатайствовать об обратном принятии в коллектив.
Главное в воспитании – тщательно разобраться в обстоятельствах проступка, который может оказаться при ближайшем рассмотрении вовсе и не проступком, а примером мужества, энергии, справедливости, честности, благородного порыва, искренности, душевной доброты.
По результатам расследования воспитатель может выразить сожаление о происшедшем, а не обвинять воспитанника. «Ты имел право так поступить (сказать)». «Ты не сделал ничего плохого». «Ты не мог поступить по-другому». «Виноват случай». «Я прошу тебя простить обидчика».
Суд выражает уверенность, что ничего подобного не повторится, и поэтому не рассматривает дела. Суд отказывается от рассмотрения дела, предвидя, что эти проступки скоро сами по себе прекратятся. Суд откладывает рассмотрение дела на одну неделю. Суд принял к сведению сообщение о проступке.
«Тебя надо простить потому, что ты мог не знать или не понимать, что ты делаешь. Теперь знаешь и понимаешь».
Ты сделал это не нарочно, по неосторожности, по ошибке, по рассеянности.
Прощаем, потому что А не имел намерения оскорблять Б, потому что это была шутка (глупая шутка).
Прощаем, потому что он сделал это (сказал) в гневе, он ведь вспыльчивый, он исправится.
Прощаем, потому что он это сделал из упрямства, он исправится.
Прощаем, потому что он это сделал из ложного самолюбия, он исправится.
Прощаем, потому что он легко ссорится, он исправится.
Прощаем, потому что он это сделал из страха, он будет храбрее.
Прощаем, потому что он слабый.
Прощаем, он поступил так потому, что к нему приставали.
Прощаем, потому что он поступил так, не подумав.
Прощаем, потому что виновный наказан и раскаивается.
Прощаем, потому что А жалеет, что он так поступил.
Суд пробует вынести оправдательный приговор.
Суд прощает, принимая во внимание, что А этого так страшно хотелось, что у него не было сил удержаться.
Прощаем, потому что считаем, что все его портили чрезмерной доброжелательностью и поблажками. Суд предостерегает А, что перед законом все равны.
Прощаем, принимая во внимание горячие просьбы товарища (брата, сестры).
Прощаем, потому что один из судей этого упорно добивался.
Прощаем, потому что А не хочет сказать того, что могло бы ему служить в оправдание.
ДОПОЛНЕНИЯ К ПРИГОВОРУ. Суд выражает удивление, что А не сообщил об этом сам. Суд просит совет позволить ему не приводить приговора в исполнение. Суд выражает надежду, что А вырастет хорошим человеком. (Януш Корчак).
 
Главный результат такого воспитания — предельно раннее пробуждение достоинства, человеческого и, если угодно, гражданского; и посильный вклад в профилактику бездуховности, расправы, зверства. Дети, подростки, юноши на практике усваивают реальное содержание понятия справедливости — презумпцию невиновности, право на защиту, долг самозащиты, великодушие силы и исправительную силу помилования.
 
Борис Бим-Бад



Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter