Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Много многознаек не имеют разума. Надо стремиться не к многознанию, а к многомыслию.

Демокрит

Фридман, Михаил. АНЧУТКА. Часть 3, последняя

Автор: Михаил Фридман

Михаил Фридман

АНЧУТКА

Кощуна о трансцендентном

 
Часть третья, заключительная
 
Что счастья в жизни ищет только лодырь,
Что учат жить по чести дураки,
Которые от жизни далеки,
И в час инсайта к ним приходит одурь,
 
Что гороскоп взял небеса в наём
И думает, что в знаках зодиака
Зарыто всё, и каждая собака
В нём видит то, что хочет видеть в нём.
 
И, как сквозняк в распахнутые двери,
Влетает мысль в мозг “идти вперёд,
Чтоб убедиться, счастлив только тот,
Кто может научиться жить, не веря.”
 
Зачем Бог игнорирует мольбу,
И тишина кивает: “Не встреваю!”
Как гвоздь в запястье, в жизнь вошло табу,
Но Атман, заколачивая сваи
В грунт сердца, громыхает, как тамтам –
Надеется в душе построить храм! –
Поскольку надоели лень и ложь ей.
Огонь небесный разгорится там
Из еле различимой искры божьей.
Надежда, не раскатывай губу!
В морщинах всё написано на лбу: 
В них, как кардиограмма, жизнь кривая.
 
Я вышел из избушки той, зевая,
И вдаль побрёл, задумавшись: “Сперва я
Пойду-зайду в соседнюю избу!”
 
Уставился дебилом тупо-тупо.
Передо мною ветхая халупа.
На курьих ножках, тонких и кривых,
Стоит лачуга – домик на двоих.
 
К избушке на метле летит старуха.
Втыкает в землю куцую метлу.
Племянница её зовёт к столу,
Та, падая, кладёт на землю ухо
 
И слушает, не скачет ли Илья,
Добрыня, Кожемяка иль Алёша.
Но каждый день ответ один и тот же –
Уж год молчит понурая земля.
 
Я обратился к бабке: “Мой поклон!
Бог в помощь! Да пошлёт на вас…” “Не надо!” –
Старуха мне ответила с досадой,
Ладонью оградила, как оградой,
Я даже растерялся (что за тон?)
 
И, обвела меня, прищурясь оком,
Наморщила лицо, как сухофрукт.
И выронила горсть земли из рук,
Увидев сходство с пращуром далёким.
 
Сказала: “Ну, пожалуй в мой чертог.
Неужто ты кикиморы сынок?
Рассказывай про то, про сё. Как мама?
По-прежнему ехидна и упряма
И в пироги подкладывает так?
А ты к нам в гости, значит?! Это знак!
 
Послушай-ка, ведь ты пришёл с далече,
А нам тебя и потчевать-то нечем!
Две бабы в доме – стол наш небогат.
Скажи-ка мне, касатик, ты женат?!
 
Ах, нет?! так это очень даже кстати...”
В хибаре этой целых две кровати,
Так лечь бы да поспать – хоть на амвон.
Да только бабка голову морочит –
Я видел бы сейчас девятый сон.
Я приторно зевнул – не спал две ночи,
 
А тут ещё попал к старухе в плен.
Отвлёк её: “А что в окне за птица?”
И в котелок с борщём, где пар клубится,
Я быстро-быстро высыпал пурген.
 
Ответила старуха: “Н-нет, не знаю.
Не знаю, может, зяблик, может дрозд.
Да чёрт с ней! Наш обед настолько прост,
Что я тебе его не предлагаю.”
 
“Ах, матушка, – я робко попросил, –
не голоден я, мне б вздремнуть немного.
Была и впрямь ведь долгою дорога,
Я так устал – взять ложку нету сил.
Прошу вас, не вмените мне в вину
Усталость – я часок-другой вздремну.”
 
Часа четыре богатырским сном
Проспал я барабашкой в доме том,
Проснулся и, едва продрав глаза,
Увидел, как ворона из кадушки
Пьёт воду возле ведьминой избушки,
Не каркая, а блея, как коза.
 
И бабка – в старом затрапезном платье –
Стремительно бежит на дальничок,
А леший – старичок-лесовичок –
Её на полпути поймал в объятья.
 
Она как закричит: “Прочь, старый хрыч!
Отстань! Лапшу мне на уши не вешай!
Мне некогда!” Ей отвечает леший:
“Да, ладно!” “Отпусти! За магарыч!
 
Я тороплюсь! Скорее! Сгинь, нечистый!”
“А не обманешь, старая карга?”
“Ах, чёрт возьми! Пусти! Моя нога!
Вот хмырь! И хоть сквозь землю провались ты,
 
А мне какое дело до того?
Ну, хватит, старый грымза, прочь с дороги!
Медведко, слышишь, вышел из берлоги
И Скороход намазал салом ноги?”
“А мне какое дело до того?!
 
С чего взяла ты, старая лахудра,
Что я поддамся на твою брехню?
Сегодня у тебя Иван в меню?
Об этом мне поведал ветер утром.
 
А ты меня морочишь, как же так?
Я не Иван, тем паче не дурак!”
 
“Ну, отчибучил!” “Старая чувырла!”
“Ты видишь, я в слезах!” “А ты не хнычь!
А ну, скорей гони мой магарыч!..”
“На!”
“Гадина, крадущийся на цирлах!” –
Подумала старуха про себя,
В руках бумажку нервно теребя.
 
И побежала, ковыляя, прочь.
Я встал и тут же подошёл к Изольде
И ей сказал: “Ах, душечка, позвольте
Узнать, Вы ей племянница иль дочь?”
 
И мне она ответила: “Послушай!
Я от старухи убежать не прочь.
А, впрочем, ты мозги мне не морочь,
А то в бараний рог мне скрутит душу.
 
Летавец ли, Тугарин ли – не смей!
Не Василиса, но и не Хавронья!
Я Ева! Ты попробуй только, тронь. Я
Тебе напомню мигом – ей-же-ей –
Кого с Эдема избегает змей!
 
Да, знаю, я всех красных девиц краше,
А Соловей-разбойник, старый плут,
Затеял сговор, думал, отдадут.
А тётка глядь-поглядь да тут как тут.
Отведал здесь березовой он каши.
 
Меня теперь любовь его не злит,
А то пришкандыбает так иль и´наче
Опричь себя, прихватит Змей-Горыныча:
Один огнём плюёт, другой свистит.
 
Бывало, зелья из разрыв-травы,
Напьются вусмерть – да и ради бога.
Мутант:  он залпом пьёт в три головы,
И не поймёт, откуда же изжога.
 
Другой напившись задаёт вопрос:
“Зачем же свистунов и на мороз?”
А тётка над Соловушкою шутит:
“Свисти-свисти, а денег, знай, не будет!”  
 
Сюда приходит самый разный сброд:
Валигора, Дубыня и Медведко,
Да к тётушке захаживают редко
Из Китеж-града Карачун и Род.
 
Лель-недоросль тут припёрся с мамой.
Мамаша, с удивленьем выгнув бровь,
Сказала, что она моя свекровь,
И что её сыночек самый-самый,
 
А я, как неразбавленное зло,
Одно лишь к счастью – на косу богата…
Кощей припёр мне золота ушата
И молодильных яблок полкило.
 
Сюда ко мне заруливал Емеля,
Иван-дурак и, кажется, Балда.
За них бы я не вышла никогда:
Лентяй, юродивый и пустомеля.
 
Playboy – оно, конечно, не игрун!
Так старый, извини меня, Перун
Ко мне явился давеча со свахой
И свиту взял – огромную когорту,
А тётка говорит: “Иди ты …к чёрту!
Дуб дубом – Буратино с натюрморта!”
 
Я рада бы покинуть отчий дом,
И о любимом часто вижу сны я.
Всегда одна – привыкла, и, потом,
Все женихи какие-то чудные.
 
Не выходить же замуж просто так?
Ищу, зажав свою печаль в кулак,
Того, с кем я смогу быть нежной, кроткой,
Простой, как голубь, мудрой, как змея,
Того, с кем я забуду то, что я
Жила в избе на курьих ножках с тёткой.”
 
Я предложил: “Давай с тобой уйдём.
Она, поверь, догонит нас нескоро,
Ей не до нас, уж точно поделом.
Давай отложим эти разговоры –
Об этом мы поговорим потом. ”
 
И мы ушли… И вот на сеновале
Под ночь остановились на ночлег.
Подробно благородный человек
Об этом будет говорить едва ли.
 
Я очень юн и очень одинок.
Еврей солгал, Изольде будет двадцать.
Я к ней подсел, а после и подлёг,
И далее… нетрудно догадаться.
 
Луна зардела в небесах ночных,
Завесив небо самым чёрным плюшем,
И подарив минуту счастья душам,
Одну минуту счастья на двоих.
 
Я пристально взглянул в её лицо,
В её глаза, в их цвет небесно-синий,
Забыв о вещем слове берегини,
Сказав Изольде: “Будь со мной отныне”,
Надел ей обручальное кольцо.
 
Никто б не устоял, и я не смог
От этой красоты прохладно-мрачной,
Порочной, но не мутной, а прозрачной.
В порыве страсти бешеной я взмок.
 
А где-то леший засвистел в манок,
И бабка, оседлав метлу, взлетела,
И чаша на Весах вновь опустела,
И жалил Скорпион остервенело,
И запускал Стрелец сварожьи стрелы,
И Козерог доился неумело,
И Водолею рыба что-то пела,
И Овен потерялся у пострела,
И золотой Телец, забитый смело
Волхвами, опочив, лежал у ног,
И пара Близнецов: душа и тело –
Делили мужичка осиротело,
И Рак свистел с горы осатанело,
И Льва сторонка дальняя пригрела,
И Дева одесную чёрта села,
Надев ему на голову венок.
 
Где тишина, и вдруг… звенит звонок.
 
Откуда он, не ясно. Не понятно
Во сне звенит он или наяву?
Тот звон смог пересилить сон-траву.
И сон прошёл, исчезнув безвозвратно.
 
Я наспех трубку снял: “Алло! Алло!”
Там, слышу, кто-то дышит тяжело.
-        Пируете?
-        Ну, да. А что такого?
-        Покайтесь, говорит Вам Иегова,
Не прячьте Божью искорку в себе!
Снимите крестик, спрячьте прочь икону!
За Вас Христа распяли на столбе!
И Вам не избежать Армагеддона!
Господь спаасёт того, кто сердцем чист!
А если Он сейчас за Вашей дверью?!
-        Простите, Вы ошиблись. Я не верю.
Я самый убеждённый атеист!
Остались с носом? Сделайте зарубку!
-        Господь грядёт…
-        Аминь!
И бросил трубку.
 
Через секунду снова телефон…
-        Я Вам сказал!..
-        Привет. А что за тон?
Звоню тебя поздравить с Новым годом
И счастья пожелать. Пусть Новый год
Тебе сегодня счастья принесёт.
Чтоб ты обрёл покой под небосводом,
Чтоб исполнялось лучшее в судьбе,
Чтоб встретил ты любимую, а там уж…
-           Благодарю. Взаимно. И тебе…
-        Спасибо. Я сегодня вышла замуж.
Я счастлива. Я жизнь начну с нуля.
Огромным черпаком теперь я сласти ем…
-        Я очень… С Новым годом! С Новым счастьем!
И трубку бросил, чуть ли не скуля.
Тут фокусник сказал бы: “Вуаля!”
 
А я вздохнул тождественно: О, боже!
Я не могу без пятого угла!
За счастьем люди лезут вон из кожи,
Меняя всё: и души, и тела.
Хотелось бы поспорить с Гумилёвым,
Но этот Новый год не будет новым!
 
Я встал и молча плакал у окна.
В окне грустила бледная луна
И пела колыбельную берёзам.
А за окошком тройкой с полотна,
Промчались сани с дедушкой Морозом.
 
И мир вокруг переменился вмиг,
Сравнялись все сугробы и ухабы,
И под окном влюблённый снеговик
Застыл в поклоне возле снежной бабы.
 
Когда живёшь надеждой, счастье – яд!
Не от петард мытищинцы оглохли,
Они живут с покорностью щенят,
Они не слышат, как им в дверь звонят
Возлюбленная ли, пророк ли, бог ли.
 
В окно смотрю на маскарад планид
Глазами не поэта, но героя,
А между тем мне кто-то в дверь звонит…
Железный мир, в котором я магнит!
Прошу меня простить за глупый Ид,
Я на минутку – только дверь открою…
------------------------------
 



Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter