Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Завидую тебе, о кленовый лист.
Ты высшей достигнешь красоты
И тихо упадешь на землю.

Сико

Климентьев В. Е. Гегель о философии в гимназии

Автор: В. Е. Климентьев

Климентьев Владимир Евгеньевич
(Кафедра философии, Российский Государственный Педагогический Университет им. А. И. Герцена, магистр образования, аспирант, Санкт-Петербург, 2003 г.)

Гегель о философии в гимназии: учебный предмет и самообразование духа

Основные философские положения Гегеля
об образовательном процессе в гимназии
 
Содержание
·         Предмет и задача
·         О трудностях понимания и изложения
·         Актуальность
·         О материале исследования
·         Содержание понятия образования и воспитания
o   Подготовительный характер обучения
o   Материальная сторона обучения
§  «классическая древность»
§  «догматическое содержание религии»
§  переход от «представлений» и «веры» к «философскому мышлению»
o   Формальная сторона обучения
§  Изучение грамматики иностранного языка
§  Начальные основы логики
§  Развитие рассудка
 
ПРЕДМЕТ
Предметом исследования данной статьи выступает: содержание понятия образования и воспитания.
Это означает, что в изложении материала требуется пройти только половину пути к полноте истины: во-первых, не остановиться, а возвыситься над рассудочными представлениями об образовании и воспитании, но, во-вторых, не пытаться заняться систематическим изложением понятия образования. То есть пройти половину пути к тому, что есть на самом деле.
 
ЗАДАЧА
Задача: изложить только содержание понятия.
Причем, ограничиваясь объемом и способом, как оно явлено в статьях Гегеля, специально посвященных образованию и воспитанию.
В чем собственно состоит отличие предполагаемого здесь изложения от рассудочных представлений? В том, что, рассматривая образование, индивид берется не сам по себе, а в единстве с духом. Вот, что пишет Гегель об образовании в отношении индивида и всеобщего духа в предисловии к своей «Феноменологии духа»: образование для индивида, как неполного духа (unvollständige Geist), состоит в том, чтобы овладеть для себя формами наличного бытия, уже оставленными всеобщим духом (allgemeinen Geistes), которые он (всеобщий дух) уже сделал своим достоянием; со стороны же всеобщего духа как субстанции индивида (die Substanz des Individuums) образование означает только то, что она дает себе свое самосознание, т.е. производит свое становление и свою рефлексию в себя (см. примечание[i]).
В процессе образования и воспитания, когда казалось бы индивид изучает обычные учебные предметы, участвует в обычных отношениях с другими индивидами, происходит невидимая работа. Индивид шаг за шагом овладевает для-себя тем, что уже есть в нем в-себе, а такая деятельность уже не совсем лишь достояние индивида, она – достояние всеобщего духа. В такой работе этап за этапом происходит самопреобразование субстанции, тем способом, что она делает себя для-себя своим все более развитым предметом. И дух, в конце концов, полагает себя для себя как дух. Ни больше, ни меньше.
Мне думается, что по Гегелю осуществление всеобщего духа в единичном субъекте – это и есть главная цель всего образования и воспитания. Следовательно, раскрыть содержание понятия образования и воспитания – это значит раскрыть осуществление всеобщего духа в единичном субъекте в процессе его образования и воспитания.
Поэтому предмет исследования можно уточнить: осуществление всеобщего духа в единичном субъекте в процессе его образования и воспитания
 
О ТРУДНОСТЯХ
Тут уместно, на мой взгляд, сделать небольшое отступление – замечание о трудностях.
Поставив перед собой цель: выявить содержание понятия, – сразу, со всей беспощадностью обнаруживается, а на какой стадии во мне самом осуществился всеобщий дух, какую я реально представляю собой субстанцию – рассудок или разум?
Освещая тему образования индивида и духа, возникает трудность удержать это содержание в правильном (разумном) отношении. Т.е. понять и изложить это все в конкретном единстве, не умалив ни одной стороны, ни целого. Ибо неверных трактовок отношения индивида и духа может быть масса.
В частности, если рассудочно рассматривать отношение между индивидом и всеобщим духом, то неверным будет считать: во-первых, что лишь одна из сторон реальна либо индивид, либо дух; во-вторых, что индивид и дух одинаково реальны.
Для всех этих случаев для рассудка не разрешим вопрос: каково же конкретное единство индивида и духа? Каково содержание этого единства? А все потому, что рассудок полагает индивида и дух как два рядоположенных единичных предмета. Для рассудка то, что подразумевается за словами «индивид» и «дух» – одного порядка, все это – единичные представления большей или меньшей степени абстрактности. Рассудок не может по-другому.
Но у Гегеля-то все иначе. У него индивид и дух не два рядоположенных предмета.
Раскрыть же и изложить такое разумное содержание можно лишь спекулятивным методом, которым само понятие себя различает в своих моментах: Всеобщем, Особенном и Единичном. Этим способом Гегель раскрывает логическую связь и в эмпирическом материале, что видимо и дает право утверждать, что возможно изложить некое эмпирическое содержание именно как содержание понятия, хотя это и не есть понятие как понятие.
Хотелось бы проиллюстрировать это движение по различению понятия в себе на изумительном небольшом фрагменте, в котором Гегель определяет роль латинского языка в научном образовании. Этот фрагмент стоит того, чтобы на него отвлечься.
В гимназической речи 1809 г. Гегель разъясняет, что истинно новое – это старое, поставленное в новое отношение к целому. Ибо только тогда существенное столь же сохраняется, сколь и изменяется. Только при таком способе действовать: новое – не есть что-то сиюминутное и случайное, а старое – не есть что-то лишь минувшее, и также случайное, которое безболезненно может быть отброшено в угоду новому.
Гегель выделяет истинный способ действия от двух неистинных, которые мы сейчас могли бы назвать как: дурной консерватизм, охраняющий старую форму и тем самым удушающий живое содержание и дурное новаторство, создающее новую форму для мертвого, пустого, неистинного содержания.
Поэтому Гегель и говорит, что только учебное заведение, построенное на истинном принципе, достойно всяческих похвал и только правительство, действующее таким образом – достойно назваться мудрым: «Мудрость же правительства... истиннейшим образом исполняет требование времени — тем, что ставит старое в новое отношение к целому и, таким образом, столь же сохраняет существенное, сколь изменяет и обновляет его»[ii].
Гегель демонстрирует мудрое решение правительства, реализующее этот принцип в отношении образования, на примере преподавания латинского языка. Сначала – это целое, потом – развитая самостоятельная часть развитого целого.
Но правительство потому мудрое, что смогло своими действиями воплотить – развитие истинного содержания, движущегося через все моменты различения понятия: Всеобщее, Особенное, Единичное
Гегель пишет: до известного исторического момента, когда поднялся голос протеста, изучение латинского языка было существенным и единственным средством более высокого образования. Мудрое же правительство: 1) усовершенствовало народные школы, 2) дало средство в специализированных заведениях для изучения наук и духовных навыков вне древней литературы и 3) сохранило изучение древних языков для высшего образования.
Таким образом, латинский язык ставится в новое отношение к образовательному процессу как целому, и вместо того, чтобы воплощать в себе все научное образование – становится его частью.
Тут прямо восторг меня охватил, когда в моем уме соединилось: описание исторических событий, раскрытие логики движения содержания ведущего к этим событиям и! понимание, что во всем этом – моменты различения самого понятия.
Далее, в русле гегелевской философии, представленные им выводы, видятся естественными и закономерными.
Данное «умаление» значимости изучения латинского языка в деле научного образования, на самом деле, ничуть не умаление, ибо, перестав замещать собой все научное образование целиком, перестав быть «целым» образованием, изучение латинского языка становится самостоятельной деятельностью. А лишь получив право на самостоятельное развитие в своей обособленности, изучение латинского языка само станет завершенным «целым». И будет от этого больше истины как в нем самом, так и в образовательном процессе, богатеющем от своего богатого, развитого момента.
Действуя только таким образом может быть достигнута полнота развития, как самого момента, так и всеобщего целого. Не будучи истинно «целым», – всеобщим, – каждое особенное только как момент раскрывает свою истинную цель и обретает истинную ценность.
Изучение древних языков (не только латинского), став моментом системы образования, приобретает более возвышенное предназначение, чем то, когда оно замещало собой все научное образование. Если ранее изучение латинского языка предназначалось для научного образования индивида, то только теперь изучение древних языков раскрывает свое истинное предназначение для иной культуры, иного времени: поставить на собственные ноги культуру, искусство и науку какого-либо народа (см. И1 с. 401).
Но не будем больше об этом. Ибо у меня нет еще завершенного понимания понятия. В этом смысле, я не могу точно определить верхнее ограничение, озвученное при постановке задачи: чем изложение лишь содержания понятия будет отличаться от изложения понятия образования как понятия.
Поэтому, не претендуя на окончательное преодоление в себе рассудка, постараюсь держать в уме замечания Гегеля о рассудочном мышлении и помнить о разумном.
 
АКТУАЛЬНОСТЬ
Важна ли эта тема? Важно ли вообще говорить о духе, его осуществлении в нынешнее время? По Гегелю – это не просто важно, а это – абсолютно важно для индивида и человечества. В «Философии духа», своей «Энциклопедии», в примечании к § 384, Гегель пишет: «Абсолютное есть дух; это есть наивысшее определение абсолютного. Найти это определение и понять его смысл и содержание в этом заключалась, можно сказать, абсолютная тенденция всего образования и философии, на этом пункте настаивали вся религия и наука; из этого стремления только нужно понимать всемирную историю»[iii].
Что такое образование в этом грандиозном философском видении Гегеля? Почему образованию Гегель отводит такое важное место наряду с философией? Потому что без прохождения этапа образования не наступит этап философии.
Актуальна ли эта тема для нашего времени и Отечества? Думаю, что – да, как никогда. В сравнении с этой грандиозной панорамой, нарисованной Гегелем, цели современного образования в нашей стране – бесконечно далеки от нее. И это вселяет оптимизм. Ибо, дальше идти уже некуда, будет рождение нового, но либо как обновление еще живой существующей системы, либо на месте полного уничтожения системы образования.
Задача науки педагогики понять понятие своего предмета. А понятия образования в современной педагогической научной мысли нет до сих пор. Есть разноголосица мнений, даже местами противоположных друг другу (см. Примечание[iv]). Следовательно вопрос открыт.
Поэтому этой теме и посвящена статья. Ибо, если мы хотим сказать что-то существенное об образовании и воспитании индивида, то надо раскрывать этот процесс с точки зрения всеобщего духа, субстанции. Обращение к субстанции переводит речь об образовании из психологической и социальной плоскости в плоскость философскую. Ценность и значимость образования оказывается не в тренировке индивидуальных психических способностей, и не в социализации личности путем усвоения морали, а в развитии субстанции.
 
О МАТЕРИАЛЕ
Замечание о материале исследования.
Указание на то, что мысли об образовании и воспитании единичного субъекта надо искать не в «Энциклопедии», а в текстах специально посвященных образовательным вопросам Гегель дает сам в § 387 и примечании. Он пишет, что сфера образования и воспитания не входит в рассматриваемое в «Энциклопедии» прогрессивное развитие духа, что «Эта сфера (образования и воспитания – ВК) относится только к единичным субъектам как таким, что всеобщий дух в них приводится к существованию» [v]
 
Обзор материала
В период с 1808 по 1816 гг. Гегель, занимал должность ректора в классической гимназии для мальчиков города Нюрнберг, а как профессор, преподавал там философию. В связи с этим им написаны статьи для учебного процесса, 6 речей, экспертные заключения.
Вот перечень этих работ (для непереведенных текстов дам краткую характеристику):
·        Тексты к философской пропедевтике (1808-1813)[vi]. Тексты переведены на русский язык не полностью. Здесь раскрывается в конспективной форме содержание предметов философской подготовки для высших, средних и младших классов.
·        Гимназические речи (1809-1815)[vii]. Речи переведены на русский язык не полностью. В них Гегель как ректор гимназии обращается к широкой публике, присутствующей на церемонии окончания учебного года:
o   Слова почтения предшественнику – ректору и профессору Шенку от 10 июля 1809[viii] Речь не переведена на русский язык. В ней в словах почтения к пожилому учителю Гегель дает возвышенную оценку труда учителя вообще, которому поручено образование молодого поколения;
o   Речи директора гимназии (29 сентября 1809 г.)[ix] Речь переведена на русский язык;
o   Речи директора гимназии (14 сентября 1810)[x] Речь не переведена. Включает в себя размышления об отношении частного и общего на 2-х новых предметах прошедшего года: «преподавании закона божьего» и «военных упражнениях»; а также о важности самостоятельного усилия в учебе; о требованиях к семье в воспитании детей для успешной учебы в школе;
o   Речи директора гимназии (2 сентября 1811)[xi] Речь не переведена. Большая часть речи посвящена «отношению школы и школьного занятия к нравственному образованию человека»; а также раскрывается значение школы как средней сферы «между семьей и миром»;
o   Речи директора гимназии (2 сентября 1813 г.)[xii] Речь переведена на русский язык;
o   Речи директора гимназии (30 августа 1815)[xiii] Речь не переведена. Идет речь о должной индивидуальной дошкольной подготовке к общественному обучению; о разном уровне учеников в освоении учебного материала; о серьезности и небрежности в учебе.
·        Экспертные заключения[xiv] Экспертные заключения переведены на русский язык не полностью:
o   Мнения о положении реального института к остальным учебным учреждениям. (1810 г.)[xv] Не переведено на русский язык.
o   Выписка из напечатанного сообщения о гимназическом учебном годе 1811/12 гг.[xvi] Не переведено на русский язык. Идет речь о необходимости для тех, кто посвящает себя науке, больших объемов знаний и исполнительских навыков; о самостоятельном усилии в учебе; о пагубности для образования отсутствие надзора в семье за детьми.
o   Об изложении философии в гимназиях. Частные мнения для королевского советника по полным средним школам баварца Иммануэля Нитхаммера (1812 г.)[xvii] Не переведено на русский язык. Здесь содержаться мысли Гегеля о содержании и методе преподавания философии, более обще и кратко, чем в Пропедевтике.
o   Об изложении философии в университетах. Письмо к королевскому прусскому правительственному советнику и профессору Фридриху фон Роймеру (1816 г.)[xviii] Письмо переведено на русский язык.
Небезынтересно отметить, что к преподавательской работе Гегель приступил, во-первых, уже выстрадав и опубликовав «Феноменологию духа»[xix] в 1807 г. Во-вторых, именно в период служения на ниве образования Гегель первый раз издал всю «Науку логики»[xx] в 1812, 1813, 1816 гг. И, в-третьих, он дал экспертное заключение для королевского прусского министерства по делам религии, образования и медицины «О преподавании философии в гимназиях» (1822 г.)[xxi] (доклад переведен на русский язык), уже написав «Энциклопедию философских наук в очерке» в 1817 г..
Из этого с уверенностью можно предположить, что гегелевские воззрения на образование – это не просто мнения, а заключения, основанные на его философии, а значит на понятии.
 
СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И ВОСПИТАНИЯ
Подготовительный характер обучения
В первой своей речи в качестве ректора гимназии, осенью 1809 г., Гегель рассказал высоко-почтенному собранию о духе и цели нового учебного заведения: «Дух и цель нашего учреждения – это подготовка к ученым занятиям»[xxii]. Спустя 13 лет, в докладе прусскому министерству 1822 г. Гегель пишет про суть ученых занятий более конкретно, а именно, что в гимназиях осуществляется «подготовка к спекулятивному мышлению и к изучению философии»[xxiii].
Из обоих определений следует, что существенное в определении гимназического обучения – это его подготовительный характер, которое должно обуславливать специфику учебного процесса в целом и в частностях.
Что должно подготавливаться, но не всегда осуществляется? В докладе прусскому министерству Гегель сообщает о плохом уровне подготовке лиц, поступающих в университет. Он пишет, что некоторых студентов надо обучать даже началам орфографии родного языка, а не философии. Но для нас важно, что Гегель не останавливается на оценке умений и знаний студентов. Он сетует, что университету едва ли под силу еще только пробуждать дух учеников для «субстанционального содержания и преодолевать уже сложившиеся тщеславие и направленность на обычные интересы»[xxiv].
Субстанциональное содержание – это главное.
 
Материальная сторона обучения
С субстанциальным содержанием ученики, по Гегелю, должны знакомиться вовремя изучения: «классической древности» и «догматического содержания религии».
Поскольку, как пишет Гегель, древние греки и римляне есть та почва, на которой взошла вся культура Европы, то влияние классической древней литературы на формирующийся дух учеников прусского королевства трудно переоценить. Там находятся, как пишет Гегель, начала и основные представления наук или всего вообще достойного знания. Благодаря этому материалу «нрав и представление молодежи будет введен в великие исторические и художественные воззрения индивидуумов и народов, их подвиги и судьбы, а так же в их добродетели, нравственные принципы и религиозность»[xxv]. Этот материал представляет нам, говорит Гегель, законы и обязанности в живых образах, в виде нравов и доблестей, а не в форме рефлексий и основоположений, на которые мы ориентируемся как на далекие предписания (см. примечания[xxvi]).
В древних произведениях существенным является их форма непосредственности (художественный образ, представление), т.к. эта форма, в которой существовал дух греческого и римского народов, соответствует форме непосредственности, в которой существует индивидуальный дух ученика в гимназическом возрасте. А потому ученик может овладеть этим материалом.
Опять же для нас важно, что Гегель пишет про дух, субстанцию. Дело в том, что при овладении этим материалом не только приводятся в движение все силы души, но и она сама представляет собой свой собственный материал, который мы «обогащаем и из которого мы приуготовляем лучшую субстанцию».
Кроме того, говорит Гегель, одними упражнениями деятельность духа не ограничивается. Материал, на котором рассудок и состояние души упражняются должен быть одновременно и питанием. «Только духовное содержание, имеющее ценность и интерес в- и для-себя укрепляет душу и доставляет такую независимую опору, такую субстанциальную внутренность» (см. Примечание[xxvii]). То есть для развития субстанции сам материал должен быть именно результатом развития субстанции, а не просто чувственным материалом, фантазиями или нелепостями. Для становления духа индивиду не все равно, что видеть, что слышать и что читать.
Требование наличия в учебном материале питательной субстанциональности дополняется еще Гегелем требованием, брать эту субстанциональность в своей совершенной форме. Овладевать нужно совершенным. А литература греков и римлян и есть совершенная форма непосредственной жизни духа укрощенного в красоте.
Еще более серьезную работу для души представляет собой овладение вторым учебным предметом, имеющим субстанциональное содержание, - это догматическое содержание религии. Этот предмет содержит в-себе и для-себя не только ценность и интерес, как произведения древней литературы, а – саму истину. Но содержит ее в такой форме предвосхищения (entgegengehoben ) спекулятивному мышлению, что противоречит рассудку и подавляет рассуждение (см. Примечание[xxviii]). Здесь содержится опасность, предостерегает Гегель, что если неправильно преподать содержание религии, сделать неверный акцент, то можно вообще отвратить ученика от субстанционального содержания.
Что же происходит с субстанцией при изучении индивидом древней литературы и догматического содержания религии?
Должен осуществиться, по Гегелю, «переход от твердого материала представления и веры к философскому мышлению»[xxix].
Суть подготовительного характера гимназического обучения для индивида заключается в создании условий для переходе от «представлений» и «веры» к «философскому мышлению», при котором осуществиться самопреобразование субстанции.
В чем заключается этот переход?
В начале статьи были приведены слова Гегеля об образовании индивида, – неполного духа, – а именно, что оно (образование) состоит в том, чтобы индивид овладел для себя формами наличного бытия, уже оставленными всеобщим духом, которые он (всеобщий дух) уже сделал своим достоянием. Если я правильно понимаю, то эти оставленные формы существуют в индивиде как понятия, которые есть в снятом, в логическом виде этапы всего пути проделанного самодеятельной субстанцией (или субстанцией-субъектом, или абсолютной идеей). И суть осуществления всеобщего духа в индивиде в том, чтобы эти логические определенности, существующие в нем в-себе, сделать для-себя. То есть самодеятельная субстанция должна дать себе самосознание себя, т.е. себя для себя сделать предметом, постичь себя как то, что она в действительности была и есть (т.е. осознать все формы абсолютной идеи вплоть до абсолютного духа) – и двинуться дальше в своем свободном самоопределении.
Пониманием понятий, этих станций на пути духа, занимается философия, а для образования и обучения остается удел приучать индивида обращаться с всеобщими представлениями, а точнее, говорит Гегель, с формами мысли, тем самым подготавливая его. Именно ими должен овладевать ученик, изучая наследие древних и догматическое содержание религии, делая их для-себя. Гегель пишет, что такие занятия были бы более тесно связаны со спекулятивным мышлением частично оттого, что последнее предполагает умение двигаться в абстрактных мыслях для себя, без чувственного материала, частично же потому, что формы мысли составили бы основную часть материала, который перерабатывается в философии (см. примечание[xxx]). Ибо философия как говорит Гегель в «Энциклопедии» перерабатывает в понятия не что иное, как мысли.
 
Формальная сторона обучения
Помимо воспринятых из указанного материала (наследия древних и истины религии) всеобщих представлений, для обучения важна формальная сторона этого процесса. Она заключается в том, что изучать этот материал надо на языке оригинала. И не только потому, что переводы «передают нам содержание, но не форму, не его тончайшую душу»[xxxi]. Без знания чуждого нам древнего языка не будет должного образования, ибо только, сделав чужой язык своим, мы сможем: 1) быть в непосредственном единстве с чуждым нам материалом – миром древних и 2) обособиться от самих себя. Это необходимое условие для достижения конкретного единства с собой. Второй момент указанный здесь, видимо, вообще не мог бы быть вскрыт в этой, казалось бы простой деятельности – обучение иностранному языку, без достижения Гегелем нового философского уровня.
Удивительны еще слова Гегеля о механической стороне изучения языков. Исходя из того, что дух для своего развития должен освоить чуждое ему, а «механическое» есть то, что ему чуждо и неизвестно, поэтому, заключает Гегель, механическая сторона процесса овладения языком есть нечто иное, нежели просто неизбежное зло. С этим механическим моментом связано изучение грамматики. Оно составляет начало логического образования – в ней начинает изучаться рассудок[xxxii].
Посредством знакомства с простыми грамматическими абстракциями происходит первое наше образование – определения рассудка, имеющиеся непосредственно в нас, мы делаем предметом сознания и учимся обращаться с ними – делаем их существующими для нас. Обучение говорить на чужом языке имеет тот смысл, что здесь идет постоянная работа разума по определению частей речи и применению правил, в отличие от родного языка, где правильное сочетание слов нам дает привычка. Эта сознательная деятельность заключается в том, что «происходит постоянное подчинение особенного общему и обособление общего – в чем и состоит форма разумности»[xxxiii].
Кроме изучения грамматики специальным предметом для развития мышления учеников является изучение начальных основ логики. Здесь преподавание могло бы «С устранением спекулятивного значения и изложения преподавание могло бы распространяться на учение о понятии, суждении и умозаключении и их видах, затем па учение об определении, подразделении, доказательстве и научном методе, как это и происходило доныне»[xxxiv]. Далее было бы целесообразно познакомиться с кантовскими категориями – «коренными понятиями рассудка». Этим самым, говорит Гегель, мы бы открыли негативную, формальную перспективу на разум и идею, что послужило бы предпосылкой для их дальнейшего изучения в университете. Следовало бы упомянуть об антиномиях, но исключив кантовскую метафизику. Благодаря изучению основ логики, «в голову учеников войдут и побывают там формальные мысли». Таким образом, изучение начальных основ логики предотвратит вырождение изучения философии в пустой формализм.
Суть перехода от «представлений» и «веры» к «философскому мышлению» – в развитии рассудка.
Рассудок – это одна из форм существования самодеятельной субстанции, одна из форм субъективного духа. Цель гимназии как учебного заведения поэтому – создать все необходимые условия для подготовки развития субстанции из рассудка в разум. А гимназическое образование – это одна из необходимых ступеней на пути духа к себе, этап в превращении субстанции в субъект.
Вот таково, на мой взгляд, по Гегелю содержание понятия образования в гимназии.
 
Первоисточники:
П1. G.W.F. Hegel: Werke in 20 Bänden; Suhrkamp Verlag 1970,
 
Источники:
И1. Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. В 3-х т., М.:”Мысль”, 1977.
И2. Гегель Г.В.Ф. Работы разных лет. В двух томах. Академия Hаук СССР, институт философии, издательство Социально-экономической Литературы. Мысль, Москва — 1970.
И3. Гегель Г.В.Ф. Система наук. Часть 1. Феноменология духа. СПб: Наука, 1999.-444с.-перевод Г.Шпета.
И4. Гегель Г.В.Ф. "Наука логики"/ СПб.: "Наука", 1997. - 800 с.
 
Примечания:


[i] «Der Einzelne muß auch dem Inhalte nach die Bildungsstufen des allgemeinen Geistes durchlaufen, aber als vom Geiste schon abgelegte Gestalten, als Stufen eines Wegs, der ausgearbeitet und geebnet ist; so sehen wir in Ansehung der Kenntnisse das, was in früheren Zeitaltern den reifen Geist der Männer beschäftigte, zu Kenntnissen, Übungen und selbst Spielen des Knabenalters herabgesunken und werden in dem pädagogischen Fortschreiten die wie im Schattenrisse nachgezeichnete Geschichte der Bildung der Welt erkennen. Dies vergangene Dasein ist bereits erworbenes Eigentum des allgemeinen Geistes, der die Substanz des Individuums und so ihm äußerlich erscheinend seine unorganische Natur ausmacht. Die Bildung in dieser Rücksicht besteht, von der Seite des Individuums aus betrachtet, darin, daß es dies Vorhandene erwerbe, seine unorganische Natur in sich zehre und für sich in Besitz nehme. Dies ist aber von der Seite des allgemeinen Geistes als der Substanz nichts anderes, als daß diese sich ihr Selbstbewußtsein gibt, ihr Werden und ihre Reflexion in sich hervorbringt», П1, Band 3, Seite 33. См. рус. И3, с.16.
[ii] «Aber die Weisheit der Regierung, erhaben über diese leicht scheinende Hilfe, erfüllt auf die wahrhafteste Art das Bedürfnis der Zeit dadurch, daß sie das Alte in ein neues Verhältnis zu dem Ganzen setzt und dadurch das Wesentliche desselben ebensosehr erhält, als sie es verändert und erneuert». П1, Band 4, Seite 314. См. рус. И2, 399
[iii] «Das Absolute ist der Geist; dies ist die höchste Definition des Absoluten. - Diese Definition zu finden und ihren Sinn und Inhalt zu begreifen, dies, kann man sagen, war die absolute Tendenz aller Bildung und Philosophie, auf diesen Punkt hat sich alle Religion und Wissenschaft gedrängt; aus diesem Drang allein ist die Weltgeschichte zu begreifen.», П1, Band 10, Seite 29. См. рус. И1, Т 3 с. 29.
[iv] См. Лихачев Б.Т. Педагогика: курс лекций. Учебное пособие. / М.: «Прометей», 1996; Краевский В.В. Педагогическая теория: что это такое? Зачем она нужна? Как она делается? / Волгоград, 1996; Педагогика: Пед. теории, системы, технологии / учебник, ред. С.А.Смирнов, 4-е изд., испр., М.: Академия, 2000; Педагогика / ред. Ю.К. Бабанский, М.: Просвещение, 1983; Педагогика: Учеб. пособ. для студ. педвузов и пед. колледжей / ред. П.И. Пидкасистый, 3-е изд. (дораб. и испр.), М.: РПА, 1998; Педагогика: учебное пособие для студентов пед. уч. заведений / ред. В.А. Сластенин, 3-е изд., М.: Школа-Пресс, 2000; Педагогика: уч. пособие / науч. ред. Л.А. Колосова, Воронеж: изд. ВГТУ, 1998; Педагогика: уч. пособие / ред. В.Г. Максимов, Чебоксары, 1999; Педагогика: Учеб. пособ. Харламов И.Ф. -М.,1990; Кусжанова А.Ж. К теории образования: философские и социологические проблемы.- Оренбург, 1993
[v] «Dieser Kreis bezieht sich nur auf die einzelnen Subjekte als solche, daß der allgemeine Geist in ihnen zur Existenz gebracht werde», П1, Band 10, Seite 39. См. рус. И1, Т 3 с. 39.
[vi] «Texte zur Philosophischen Propadeutik», П1, Band 4.
[vii] Gymnasialreden.
[viii] «Rede auf den Amtsvorgänger Rektor Schenk am 10. Juli 1809». П1, Band 4, Seite 305.
[ix] «Rede zum Schuljahrabschluß am 29. September 1809». П1, Band 4, Seite 312. И 2 Т. 1. С. 397-410.
[x] «Rede zum Schuljahrabschluß am 14. September 1810». П1, Band 4, Seite 327.
[xi] «Rede zum Schuljahrabschluß am 2. September 1811». П1, Band 4, Seite 344.
[xii] «Rede zum Schuljahrabschluß am 2. September 1813». П1, Band 4, Seite 360. И 2 Т. 1. С. 410-416.
[xiii] «Rede zum Schuljahrabschluß am 30. August 1815». П1, Band 4, Seite 368.
[xiv] Gutachten..
[xv] Gutachten über die Stellung des Realinstituts zu den übrigen Studienanstalten. П1, Band 4, Seite 379. 
[xvi] Bericht über das Gymnasialschuljahr 1811/12 (Auszug). П1, Band 4, Seite 398. 
[xvii] «Über den Vortrag der Philosophie auf Gymnasien Privatgutachten für den Königlich Bayrischen Oberschulrat Immanuel Niethammer» П1, Band 4, Seite 403.
[xviii] «Über den Vortrag der Philosophie auf Universitäten Schreiben an den Königlich Preußischen Regierungsrat und Professor Friedrich v. Raumer». П1, Band 4, Seite 418. И 2 Т. 1. С. 419-425.
[xix] «Phänomenologie des Geistes». П1, Band 3. Переведена на русский язык И3
[xx] «Die Wissenschaft der Logik». П1, Band 5-6. Переведена на русский язык И4
[xxi] «Über den Unterricht in der Philosophie auf Gymnasien. An das Königlich Preußische Ministerium der geistlichen, Unterrichts- und Medizinalangelegenheiten Berlin, den 16. April 1822». П1, Band 11, Seite 31. И 2 Т. 1. С. 563-574.
[xxii] «Der Geist und Zweck unserer Anstalt ist die Vorbereitung zum gelehrten Studium»,  П1, Band 4, Seite 314. См. рус. И1, 398
[xxiii] «die Vorbereitung auf Gymnasien zum spekulativen Denken und dem Studium der Philosophie überzugehen». П1, Band 11, Seite 33. См. рус. И2 Т 1 С. 567.
[xxiv] «den Geist erst für substantiellen Inhalt zu erregen und die schon fertige Eitelkeit und Richtung auf die gewöhnlichen Interessen zu überwinden, welche sonst nun so leicht ihre Befriedigung findet». П1, Band 11, Seite 35. См. рус. И2 Т 1 С. 568.
[xxv] Der eine Gegenstand, den ich hierher rechnen möchte, würde das Studium der Alten sein, insofern dadurch Gemüt und Vorstellung der Jugend in die großen geschichtlichen und Kunstanschauungen von Individuen und Völkern, deren Taten und Schicksalen wie von ihren Tugenden, sittlichen Grundsätzen und Religiosität eingeführt werden. П1, Band 11, Seite 33. См. рус. И2 Т 1 С. 567.
[xxvi] daß uns daher auch Gesetze und Pflichten sich in lebendiger Gestalt, als Sitten und Tugenden zeigen, nicht in der Form von Reflexionen und Grundsätzen, nach denen wir uns als entfernten und auferlegten Vorschriften richten. П1, Band 4, Seite 365. И 2 Т. 1. С. 414.
[xxvii] «nur der geistige Inhalt, welcher Wert und Interesse in und für sich selbst hat, stärkt die Seele und verschafft diesen unabhängigen Halt, diese substantielle Innerlichkeit» П1, Band 4, Seite 319. И 2 Т. 1. С. 403.
[xxviii] «Unter diesem Gesichtspunkt würde ich hier den dogmatischen Inhalt unserer Religion in Erwähnung bringen, indem derselbe nicht nur die Wahrheit an und für sich, sondern sie auch dem spekulativen Denken so sehr entgegengehoben enthält, daß er sogleich selbst den Widerspruch gegen den Verstand und das Darniederschlagen des Räsonnements mit sich führt». П1, Band 11, Seite 34. См. рус. И2 Т 1 С. 567.
[xxix] «Für den Unterricht des Gymnasiums bleibt so für sich selbst das Mittelglied übrig, welches als der Übergang von der Vorstellung und dem Glauben des gediegenen Stoffes zu dem philosophischen Denken anzusehen ist». П1, Band 11, Seite 35. См. рус. И2 Т 1 С. 568.
[xxx] «Eine solche Beschäftigung hätte die nähere Beziehung auf das spekulative Denken, daß dieses teils eine Übung voraussetzt, in abstrakten Gedanken für sich, ohne sinnlichen Stoff, der in dem mathematischen Inhalte noch vorhanden ist, sich zu bewegen, teils aber, daß die Gedankenformen, deren Kenntnis durch den Unterricht verschafft würde, später von der Philosophie ebensowohl gebraucht werden, als sie auch einen Hauptteil des Materials ausmachen, das sie verarbeitet». П1, Band 11, Seite 35. См. рус. И2 Т 1 С. 569.
[xxxi] «Dieser Reichtum aber ist an die Sprache gebunden, und nur durch und in dieser erreichen wir ihn in seiner ganzen Eigentümlichkeit. Den Inhalt geben uns etwa Übersetzungen, aber nicht die Form, nicht die ätherische Seele desselben». П1, Band 4, Seite 319. И 2 Т. 1. С. 404.
[xxxii] «Mit diesem mechanischen Momente der Spracherlernung verbindet sich ohnehin sogleich das grammatische Studium, dessen Wert nicht hoch genug angeschlagen werden kann, denn es macht den Anfang der logischen Bildung aus, - eine Seite, die ich noch zuletzt berühre, weil sie beinahe in Vergessenheit gekommen zu sein scheint. Die Grammatik hat nämlich die Kategorien, die eigentümlichen Erzeugnisse und Bestimmungen des Verstandes zu ihrem Inhalte; in ihr fängt also der Verstand selbst an, gelernt zu warden». П1, Band 4, Seite 322. См. рус. И2, Т 2, «Речи директора гимназии 29 сентября 1809 г.», с. 406.
[xxxiii] «Somit aber findet ein beständiges Subsumieren des Besonderen unter das Allgemeine und Besonderung des Allgemeinen statt, als worin ja die Form der Vernunfttätigkeit besteht». П1, Band 4, Seite 323. См. рус. И2, Т 2, «Речи директора гимназии 29 сентября 1809 г.», с. 407.
[xxxiv] «Mit Beseitigung der spekulativen Bedeutung und Behandlung könnte sich der Unterricht auf die Lehre von dem Begriffe, dem Urteile und Schlusse und deren Arten, dann von der Definition, Einteilung, dem Beweise und der wissenschaftlichen Methode erstrecken, ganz nach der vormaligen Weise». П1, Band 11, Seite 36. См. рус. И2 Т 1 С. 570.
=================================



Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter