Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Завидую тебе, о кленовый лист.
Ты высшей достигнешь красоты
И тихо упадешь на землю.

Сико

Мариничева О. Движение мысли и недвижимость

Автор: Ольга Мариничева

Движение мысли и недвижимость

"НОВАЯ ГАЗЕТА"

11 августа 2005 г.

ДВИЖЕНЬЕ МЫСЛИ И НЕДВИЖИМОСТЬ

На улице Большая Полянка в Москве, рядом с метро «Добрынинская», есть уникальный особняк в стиле модерн начала прошлого века, памятник архитектуры. В нем расположен Университет Российской академии образования.

Есть в педагогике авторские, именные школы. Так вот есть и авторский университет: Университет Бим-Бада, как его привыкли называть независимо от смены вывесок и места прописки. Но вот уже второй год большинство студентов ведать не ведают, что ходят на экзамены и занятия в хитроумно захваченное здание и что захватчики поставили задачу, «чтоб и духа Бим-Бада тут не осталось».
Что же это за вредоносный дух такой, за что его ненавидят нынешние хозяева? Родился он на заре перестройки, когда именно образование стало первой сферой кардинальных перемен.
В стране тогда появился первый негосударственный вуз, но не частный, а общественный, созданный на народные деньги. Он назывался Российский открытый университет (РОУ). И являл собой «сотворчество мастеров-исследователей с исследователями-подмастерьями… Не храм науки, а мастерская» (из декларации РОУ).
Мастерская та объединяла бакалавров и магистров, которых тогда еще не было нигде в вузах страны, не было в этом вузе ни вступительных экзаменов (их заменяли собеседования), ни ограничений по возрасту, образовательному уровню, стране проживания. Особую радость доставляла учеба пожилым людям из зарубежных стран, у которых не было никаких целей, кроме самой учебы. Возможность учиться получили и заключенные — обучение велось дистантным способом, тоже впервые появившимся в России именно в РОУ.
Но дистантное обучение не значит обезличенное. Особая теплота контактов возникала у тьюторов (это своего рода наставники — тоже новшество для отечественной высшей школы) и прикрепленных к ним групп студентов. Бурная переписка, междугородные телефонные разговоры, групповые дискуссии на расстоянии.
Университет приобретал все большую популярность и в стране, и за рубежом. В его стенах царила атмосфера творчества, поиска. Вскоре тогдашний президент УРАО Артур Владимирович Петровский, друг и единомышленник Бим-Бада, предложил ему перевести университет под крышу академии. Союз оказался плодотворным: университет мог теперь брать на работу лучших ученых в области образования, расширились площади, студентов всюду с радостью привечали.
Но это, пожалуй, последняя оптимистическая нота в этой истории.
Уже на следующих выборах Петровского сменил мало кому известный Никандров. И война с Бим-Бадом началась в тот же день. Из намеков президента и его заместителя Бим-Бад не сразу, но понял, что его воспринимают как денежный мешок, сидящий на золотой жиле (обучение к тому времени было уже платным, хотя Бим-Бад максимально сдерживал цены).
— Мне стало просто обидно: всю жизнь жил небогато, включая годы в университете. Всегда считал себя бессребреником...
Кстати, он всегда бурно протестовал против повышения ему зарплаты. В то же время был беспредельно щедрым к другим. Да и через университет проводил финансовые программы: Фонд помощи академии, программа «Дорога талантам» с возможностью бесплатного обучения одаренных студентов.
Но, очевидно, «правильные» бизнесмены так себя не ведут. И в печать вбрасывается информация, что Бим-Бад владеет островами с замками в южных морях. «Вот бы хоть одним глазком на них взглянуть», — мечтательно вздыхает Борис Михайлович.
А сам упорно продолжал считать копейку, вкладывая средства в недвижимость для университета. Дом на берегу Яузы, университет в центре Нижнего Новгорода, здания в Самаре, Череповце, Новомосковске. «Я не предполагал, что эти приобретения вместе с землей могут стать лакомыми кусочками для коммерции».
Бим-Бад намеревался оформить свое детище как государственную собственность. Об этом тут же становится известно: золотая жила может уплыть. И тут начинается план захвата: срочно переписывается устав университета — прежде ректора нельзя было сместить без ведома ученого совета. Что ж, упоминание об ученом совете просто вычеркивается. Впрочем, Николай Дмитриевич Никандров не спешит поставить под этим свою подпись, так что данный документ так и остается нелегитимным.
Зато загодя назначает сам себя президентом УРАО с формулировкой, что снять его никто не может, кроме… него самого. Кстати, у него уже есть скандальный опыт президентства в Смольном университете Санкт-Петербурга, чей гендиректор А.Н. Мигунов годами не платил профессорам зарплату, а затем исчез вместе с деньгами и документами.
Пост ректора достался Ю.А. Рудю. Я не поленилась поискать в библиотеках хоть какие-то следы его научных трудов, не нашла вообще ничего. (Сейчас его сменили на столь же никому не известного господина Михайлова.)
Переворот готовился втайне, за спиной у действующего ректора. Более того, чтобы обеспечить его полное неведение и изоляцию, был использован вопиющий подлог: в Мещанский суд Москвы было подано заявление с требованием к Бим-Баду «не чинить препятствий» самозваному президенту, где домашний адрес Бориса Михайловича был попросту… сфальсифицирован. Естественно, повесток он не получал, отстаивать свою правоту не мог, и суд принял заочное (нужное этой команде) решение в его отсутствие.
Путь к захвату здания был открыт (надо сказать, что «наезды» вооруженных людей в разной форме были и раньше, охрана уже привыкла баррикадироваться). Судебный пристав с решением суда на руках плюс огромная гвардия частных охранников связали вахтеров, вышвырнули их на улицу и заполонили все коридоры. Новое руководство первым делом стало искать злоупотребления, приказом номер один предписав «начать комплексную проверку деятельности предыдущего руководства»… Но, увы, ни денежных мешков, ни золотых жил так и не нашли.
Почти год Бим-Бад судился за свое детище. Увы, безрезультатно.
Для многих изгнание Бим-Бада, разгром эксперимента — просто еще одно печальное знамение времени. Авторитаризм на любом уровне — не просто вертикаль власти или сворачивание гражданских свобод. Это прежде всего когда талантливых, ярких людей вытесняет чиновничья серость. Для первых их дело — площадка для эксперимента, для вторых — просто кормушка…
…А студенты находят Бим-Бада по интернету с одним вопросом: «Где вас можно послушать?».

Ольга МАРИНИЧЕВА
11.08.2005




Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter