Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Много многознаек не имеют разума. Надо стремиться не к многознанию, а к многомыслию.

Демокрит

Яковлев А. Е. Преподавание истории и обществознания в колонии строгого режима

Автор: А. Е. Яковлев

  Специфика преподавания истории и обществознания в спецшколе при исправительной колонии строгого режима


Вначале стоит отметить общие проблемы преподавания истории и обществознания. Первая - «вечная». Вспомним размышления Обломова из одноименного романа Гончарова: «Зачем же все эти тетрадки, на которые изведешь пропасть бумаги, времени и чернил? Зачем же, наконец, шесть-семь лет затворничества, все эти строгости, взыскания, сиденье и томленье над уроками, запрет бегать, шалить, веселиться, когда еще не все кончено? Когда же жить?».

Этим вопросом задавались, и будут задаваться всегда. Почему? Где корень вопроса? Ведь вроде бы все ясно. «Образованный человек обязан знать историю …» и т.д. На что следует новый вопрос: «А зачем знать?». На этот вопрос лучше всего ответил Сантаяна: «Кто не знает своего прошлого, тот осужден на повторение его». Прекрасный ответ, великолепная формулировка, но действенен он, только если вопрошающий чувствует себя полноправным гражданином, потенциально могущим на что-то повлиять, что-то изменить.

Второй комплекс проблем связан с падением престижа предметов история и обществознания в 90-е гг. Волна критики прошлого, ее не всегда объективного пересмотра, масса бредовых теорий разрушили общественное восприятие истории как науки. История потеряла объективность, а, следовательно, и необходимость в ее изучении.

Следующая – идеологическая. Переход от социализма к демократии сопровождался убеждением в разрушительности прежней идеологии и убеждением в бесспорности преимуществ либерализма. И если сейчас процесс образования демократической государственности еще продолжается, то национальной идеи нет и в помине. Страшные вещи происходят с государством, не имеющим собственной идеологии. Гуманитарные же предметы не просто формируют научное представление о прошлом и развивают научное мышление, а закрепляют четко мотивированные научные и духовные ценности, долженствующие определять всю его дальнейшую жизнь как индивида и члена общества.

Организация обучения. Идеологическая нагрузка предметов «История» и «Обществознание» обусловливала комплексный и более эффективный подход к преподаванию курса в целом. Это касалось и стиля учебного материала, объема его, количества часов, наглядного материала и т.д.

Наличие сверхзадачи. Воспитание «советского человека» как некоего нового Человека, носителя нового духа, при всей спорности сути, - это красиво. Это заставляет тянуться, поднимает планку, придает сакральный смысл процессу обучения. Поэтому советская школа более успешно выполняла образовательные и воспитательные задачи.

Таким образом, в переходный период история утратила и воспитательные задачи, и четко разработанную структуру.

Кроме обозначенных существует и такая проблема, как образование для осужденных: 1. Так ли уж необходимо предоставлять образование преступнику? 2. Каково реальное положение педагогики в целом и пенитенциарной в частности? 3. Какое место в системе образования занимает вечерняя школа? 4. Какие методы педагогической практики применимы в вечерней школе при исправительной колонии?

Очень и очень многие считают, что «вся эта возня» по перевоспитанию заключенных – глупая трата времени и денег государства. Рассмотрим подробнее обоснование этой точки зрения. Действительно большинство (и учеников в том числе) возвращаются с новым сроком. Точное число подсчитать сложно, так как никто этим специально не занимался, но примерный процент совершивших новое преступление после освобождения колеблется на уровне 70%. Естественно, что возникают сомнения и в области применения полученных преступником знаний. Не получается ли, что школа поневоле повышает "квалификацию" преступника?

На пресс-конференции заместителя директора Федеральной службы исполнения наказаний полковника внутренней службы Николая Криволапова на тему: «Актуальные вопросы деятельности ФСИН России» в Российском агентстве международной информации РИА Новости 14.07.2010г. приведены такие цифры: при исправительных и воспитательных колониях функционирует 309 вечерних общеобразовательных школ и 482 учебно-консультационных пункта, 339 профессионально-технических училищ. В исправительных учреждениях действует 523 православных храма и 705 молитвенных комнат. В составе УИС действует 8 учреждений высшего профессионального образования с 7 филиалами, в том числе Академия права и управления. Для повышения профессионального мастерства предназначены 74 учебных центра и пункта, институт повышения квалификации, НИИ УИС и НИИ информационных и производственных технологий с 3 филиалами.

Таким образом, содержание школ, расходы на оплату сотрудников обходятся дорого. Кроме того школы часто доставляют дополнительные неудобства и прямой ущерб администрации колоний, так как отвлекают заключенных от работы; изменяют режим содержания и добавляют хлопот. Закрытие же школ принесет прямой экономический эффект и увеличит производительность. Исправительные колонии, являясь бюджетными учреждениями, всегда испытывают финансовые затруднения, связанные с требованиями по улучшению содержания, медицинского обслуживания, охраны и т.п.. Общее число находящихся в местах заключения около миллиона человек. Содержание одного осужденного 33 тыс. в год. Это содержание оплачивает Министерство юстиции. Добавим сюда расходы Министерства образования. Таким образом, закрытие школ, учебно-консультационных пунктов позволит сэкономить значительные финансовые средства, перенаправив в обычные школы, что, в свою очередь, повысит качество образования в них, сократив число потенциальных преступников.

Как видим, такая точка зрения вполне убедительна и логична.

Рассмотрим иную, заключающуюся в необходимости и целесообразности получения образования в местах лишения свободы как средства ресоциализации осужденных.

Какие аргументы можно привести?

1. Лишение какой либо группы граждан естественных прав чревато, в конечном счете, подобным оборотом для всех граждан, т.к. ведет к неизбежному скатыванию в тоталитаризм. Это уже было. Заключенный не лишен гражданских и политических прав. Только ограничен. И, уж коли, мы пытаемся строить правовое государство, так правовое оно может быть только для всех.

2. Мировой опыт, тот самый на который так любят ссылаться в наше время, отрицает подобную практику и настаивает на расширении возможностей для нравственного, интеллектуально и профессионального развития находящихся в заключении.

3. Отсутствие образования и навыков как раз и является одной из причин вовлечения человека в преступную деятельность.

4. Лишение заключенных возможности получения образования и профессии укрепит идеологию преступности мира, предоставив ему мощный мотив преступной деятельности, окрасив его неким ореолом борцов за правду, борцов с политическим режимом.

5. Законы нравственности и законы морали не могут быть избирательны.

6. «30 Книжники же и фарисеи роптали и говорили ученикам Его: зачем вы едите и пьете с мытарями и грешниками?

31 Иисус же сказал им в ответ: не здоровые имеют нужду во враче, но больные». (Евангелие от Луки, гл. 5).


Отсутствие образования и навыков обучения является одной из причин вовлечения человека в преступную деятельность. Лишение заключенных возможности получения образования и профессии укрепит идеологию преступности мира, предоставив ему еще один мотив преступной деятельности, окрасив его неким ореолом борцов за правду, борцов с политическим режимом. И, если место заключения является своеобразной «кузницей кадров» криминального мира, то школа (училище) даже просто своим фактом существования – спасательным кругом и барьером, ограждающим от тлетворного и развращающего воздействия агрессивной среды. По признанию многих осужденных учеников (и тех, кто являются нарушителями режима) причиной регулярного посещения школы стало забытое уже ими ощущение уважения к собственной личности и открытие ими нового мира. Регулярное же посещение школы и училища резко сокращало количество правонарушений.

Особенно важно обучение осужденных гуманитарным дисциплинам, среди которых большое место занимают курсы истории и обществоведения. Благодаря этим учебным предметам учащиеся имеют возможность приобретать и (или) корректировать представления и понятия об устройстве общества, природе власти, роли права в регулировании коллективной жизни, социальных нормах, их соблюдении и нарушении, о преступлении и наказании. После достаточного болезненного на первом этапе разрушения стереотипов происходит «открытие» мира, где они ощущают себя непосредственными участниками, что повышает мотивацию обучения и создает условия для восстановления утраченных навыков социализации.

Мой опыт преподавателя истории и обществоведения в вечерней спецшколе свидетельствует о наличии ряда факторов, препятствующих обучению и перевоспитанию учащихся таких школ. Среди них: информационная замкнутость, сенситивный голод, который при нехватке информации возмещается слухами, тюремными байками, цель которых – вербовка новых членов преступных групп, обучение нормам воровского мира.

К числу таких факторов относится и негативная атмосфера, возникающая при концентрации отрицательно настроенных людей в одном месте. Четыре часа, проведенных в стенах школы не могут перевесить остальные двадцать проживаемые по законам зоны. По признанию неоднократно судимого за убийство и разбой Перова К. (выпускник 12 класса в 2007г): «Стоит до конца расслабиться в школе, как обязательно попадешь в какие-нибудь непонятки в отряде». Показательна и судьба одного из дневальных школы (Халиков Р., вор-рецидивист, бывший десантник, основной мотив – азарт) вполне адекватного в общении и учебе, сильно и волевого; комфортно чувствующегося себя в заключении. Освободившись, он столкнулся с необходимостью постоянной помощи престарелым родственникам в двух семьях и взявшийся за этот труд с большой энергией. Не прошло и года как этот физически сильный и здоровый, зрелый мужчина умер от инфаркта.

Есть и организационные трудности, предопределенные спецификой обучения в местах лишения свободы. У осужденных нет возможности выполнения домашнего задания. Сроки обучения не совпадают со сроком наказания, условно-досрочным освобождением, помещением в изолятор и т. д. По достижении 30-тилетнего возраста осужденные нередко отказываются от продолжении обучения. Между тем, успешность освоения программы обучения предполагает глубокое погружение в содержание образования и постоянно возобновляемую положительную мотивацию учения.

Результаты проведенного в 2009г анонимного опроса.

Мешает учиться: режим – 44,4%, работа – 33,3%, отсутствие способностей – 22%, обязанность – 11%, слабость характера – 8%.

Остро нужны учебники именно для вечерних школ и рассчитанные на такой контингент. Многие обучающиеся просто не понимают написанное – настолько неграмотны.

Учебный процесс в спецшколе усложняется и многими другими условиями. Среди них - ограниченный набор стимулов к учебной деятельности; свойственный осужденным индивидуализм, эгоцентризм; уверенности в неадекватности наказания; «плохая» статья или снижение статуса вследствие нарушения воровского закона; отсутствие взаимодействия с родителями и общественностью; редкие и случайные поощрения за хорошее поведение, преобладание карательных мер воздействия. Сложившийся в местах заключение внутренний криминальный порядок крайне устойчив, поскольку разделяется всеми сознательно, ибо буквальное исполнение законов его – единственная гарантия физического выживания.

В таких сложных условиях обучения мотивация познания сводится, в основном, к выстраиванию позитивного отношения учащихся к личности преподавателя, словесного поощрения в ходе уроков, справедливых оценок.

Разумеется, личность преподавателя важна в любой образовательной среде, но здесь же критерии отличаются особой строгостью и широтой. Учитель оценивается как носитель и полномочный представитель преподносимых им ценностей. Любое несоответствие, фальшь, ложь или непрофессионализм отторгают ученика от учителя и предмета. Вот что отметил в учителе один из учеников нашей школы (Ираидов.А.) в статье ведомственной газеты ГУФСИН РФ «Горизонт», 2005г: «…он мало отличался от других своей внешностью: если бы не знали, что он наш учитель, внимания бы не обратили. Но когда начались уроки, равнодушных не осталось…. Главное – личность учителя. Яркий характер, открытость и искренность, отсутствие всякого позерства…Осужденный Парфенов так сказал: «Если бы в мои школьные годы у меня были такие учителя – я бы не бросил в школу и не оказался бы за решеткой»».

В жизни заключенного, в мотивации его деятельности, настроении могут играть роль и те мелочи быта, которые в других обстоятельствах вообще не принимаются во внимание. Возникают частые перепады настроения при изменении таких важных для заключенного деталях быта, как вести от родных и близких, жизнь в отряде, перевод в другой отряд, отсутствие или наличие работы, денег, «курева»; накапливаемая усталость от долгого срока или растерянность «первохода». У осужденного может возникнуть также состояние фрустрации. В период фрустрационной ситуации осужденные, впервые попавшие в ИУ, испытывают растерянность, страх, настороженность, отчаяние. У неоднократно судимых появляются безразличие, апатия, тупой уход в себя, волевая пассивность. Ученик Курбанов И. (срок 7 лет, пришел в школу в 2008г.) в течение двух лет, по собственным словам осознавая всю спасительную роль школы, учится упорно и с удовольствием. На третьем году активность резко упала. Адельмурдин А. (ученик 8 класса) в 2009-2010 учебном году по степени восприятия материала, запоминания и воспроизведения вполне заслуживал оценки «хорошо». В начале 2010-2011 учебного года общий интеллектуальный уровень, поведенческие механизмы; даже почерк соответствовали трехлетнему возрасту. Он перестал следить за собой, внезапно засыпать на уроке. Т.о. проявились явные признаки распада личности. Выдрин. Р. (первая судимость, 10 класс, 2009г.) начав обучение с высокой мотивацией, попал затем под влияние неоднократно судимых, пытавшихся возродить традиции старого воровского мира. Понадобились объединенные усилия всего педагогического коллектива и воспитательного отдела исправительной колонии, чтобы изолировать его от этого влияния.

Для учащихся-заключенных характерны: крайне узкий кругозор, дефицит знаний, интересов; дурные вкусы и пристрастия. Высшей ценностью для многих выступает материальное благополучие, достигать которого они готовы любыми средствами. Степень искажение морали всегда индивидуальна, но всегда происходит под воздействием искушения. Например, Беляцкий. О. (убийство соседей, продавших дачу, с кем прежде находился в прекрасных отношениях) искренне считал, что загладил грех мучительным состоянием двухлетнего пребывания «в бегах» и сроком заключения. Чухуа А. (абхаз, грабеж, 8 лет): «Убийство! – нет, - это нехорошо. Вот грабеж!». Всем свойственно оправдывать свои действия состоянием общества, непониманием их или несправедливым распределением благ. Как, в самом деле, переубедить человека «зарабатывающего» по 100 тысяч в день (Шахов. Е, ученик 10 класса, 2010г., грабеж) встать, условно говоря, за станок? Только меняя основные жизненные установки. Это же своего рода болезнь души. Значит, необходима качественная индивидуальная диагностика. В иных случаях эффективной может оказаться жесткая логика в демонстрации этих установок в условиях четкого выбора. Как-то на уроке о влиянии среды на человека, мною был задан ученику вопрос: «Ты раб или свободный человек?». «Я – свободен» - ответил он. «Так отвечай за свои действия!». Класс, который в дискуссии был на стороне этого ученика, замолк сразу, и в последующем такого рода разногласий у нас на уроках не возникало.

Низкий общекультурный уровень вновь поступивших в школу учащихся-осужденных коррелирует с низким языковым развитием. Некоторые из них с трудом подбирают нормативную лексику для выражения своих мыслей, многие не умеют четко и грамотно построить фразу; речь их засорена жаргонизмами. Среди обучающихся есть выходцы из бывших республик СССР, слабо владеющих языком обучения – русским языком. Точнее всего определить уровень развития было бы как невежество. Причем невежество закоренелое, убежденное, закрепленное искаженной моралью и отсутствием какого-либо положительного жизненного опыта.

Обучение взрослых людей должно ориентироваться на их способность к самостоятельному мышлению, толкать к самостоятельному поиску решения тех или иных вопросов. Главное в обучении взрослых — включить человека в активную мыслительную деятельность, которая в свою очередь заставит действовать познавательные мотивы учения..

Образование — это не только восприятие определенной информации, но и усвоение ее духовного содержания. Обучение, которое ориентируется только на сообщение готовых знаний проигрывает и в воспитательном отношении. Знания, получаемые осужденными в школе, должны не только и не столько дать им представление о моральных нормах, но и вызвать потребность в таком поведении, которое соответствует этим нормам. Первая половина этой задачи обычно бывает уже решена: осужденный знает как надо вести себя в обществе. А вот решение второй ее половины — главное условие перевоспитания.

Успешным оказалось искусственное создание стрессовых ситуаций в виде такой подборки заданий, которые по причине кажущейся невыполнимости требуют максимального напряжения. Невыполнимость заключатся в том, что для успешного выполнения работы необходим пересмотр внутренних установок, столкновение собственных ценностей и условий задачи.

Историю как предмет изучения заключенные воспринимают (особенно в начале обучения) как набор анекдотов, развлекательных историй, "ужастиков". Об обществознании вообще не имеют ни малейшего представления. Для асоциальной личности с ее практическим складом, узкоматериальными интересами этот предмет слишком аморфен и абстрактен. Оживление вызывают лишь темы по праву, да и то касательно их прав.

Кроме того, мышление обучающихся крайне мифологизировано. Представления о каком-либо историческом деятеле, событии основываются на либо случайно увиденном фильме, либо тюремной байке. У них нет навыков мыслительной деятельности, распознавания и исправления логических ошибок.

Наиболее распространены в среде осужденных те же мифы, что и в во всем современном обществом, но в более грубом и циничном выражении. Приведу некоторые:

1. Петр I – флот и зачем-то «окно в Европу».

2. Ленин был хороший, А Сталин - беспредельщик все испортил.

3. При Сталине был порядок.

4. Если бы Гитлер СССР завоевал, то у нас были бы хорошие дороги.

5. Столыпин изобрел вагоны для перевозки заключенных. А даже если изобрел не для этого, то все равно виноват.

5. «Белые» хотели хорошего для России, а «красные» все испортили.

6. Масоны правят миром.

При этом, несмотря на крайний индивидуализм и эгоцентризм, практически всем свойственен своеобразный, природный или стихийный я бы сказал, патриотизм. На уроках и воспитательных мероприятиях с негодованием воспринимается поражение в войнах и гордостью победы.

Это заставило меня задуматься о том, что возрастные новообразования у осужденных в период детства и отрочества проходили неравномерно и требуется пройти его вновь. Для эффективного обучения требуется найти ту точку перелома, что определило искажение души и начать с нее. Следовательно, сначала диагностика и уж затем коррекция и реабилитация. А это уже дополнительные профессиональные требования к компетентности учителя в школе для осужденных.

За шестилетний опыт работы я пришел к некоторым общим педагогическим и предметным принципам:

- нигде и никак не напоминать ученику, что он преступник, воздействие только учитель-ученик, но ученик взрослый, достойный уважения;

- избегать по возможности обращаться к администрации колонии по вопросу плохого поведения;

- как можно больше словесных поощрений;

- ставить на уроке немногочисленные проблемы и требования, но добиваться неукоснительно исполнения;

- урок должен нести и некоторую сверхзадачу, проблему творческого характера;

- яркое образное объяснение нового материала с привлечением примеров бытового жизненного опыта;

- демонстрация готовности помочь.

Работа с таким контингентом обучающихся должна строиться в следующих направлениях: 1. коррекция имеющихся знаний - обучающая. 2. практическая работа по развитию ассоциативного образного мышления - развивающая. 3. дидактика и репродукция для наиболее слабоуспевающих.

Нравственная же составляющая заключается во всех направлениях как главное содержание и смысл преподавания гуманитарных дисциплин. Коррекционная работа и работа, направленная на реабилитацию как возврат к утраченным нормам морали и нравственности является основной для всего курса и включается как элемент каждого урока. Например, при изучении темы обществознания «Свобода совести» в 10 классе проводится повторительно-обобщающий урок по составлению сравнительной таблицы «Признаки правового государства, тоталитарного и тоталитарных сект». Ее задача не только обобщить знания о правовом и тоталитарном государстве, но и, показав наличие таких черт у самих обучающихся, способствовать развитию реакции отторжения, неприятия. Такая работа направлена на формирование самооценки, эмпатии. Именно развитие эмпатии, как способности взглянуть на себя и мир с другой стороны, понять чувства «другого» является первым шагом в ресоциализации. Крайне важное место занимает урочная деятельность по развитию ассоциативного образного мышления.

Те или иные приемы отлично подходят при изучении любых разделов истории и обществознания. Моделирование ситуации, ситуативные игры, оценка событий с разных точек зрения, использование различных источников в анализе применяются на каждом уроке. На каждом уроке я закрепляю алгоритм оценки явлений, событий, фактов, используя минимум три независимых свидетельства, трех точек зрения и источников информации.

К уроку готовятся ссылки, выдержки из документов и мемуаров, свидетельств эпохи, даже анекдоты, помогающие создать определенный эмоциональный фон, взглянуть с неожиданной стороны.

Со временем я пришел к такой организации своей деятельности как учителя истории и обществознания.

1. Сжатие учебного материала до пределов основного содержания, раскрывающего суть явления, события, процесса.

2. Постоянное повторение пройденного материала на каждом уроке и проведение повторительно-обобщающих уроков по каждому разделу.

3. Регулярная работа над различного рода сравнительными характеристиками, закрепляющая знания и расширяющая представления о предмете изучения.

4. Регулярное проведение зачетов.

5. Предоставление заданий разного уровня сложности и видов деятельности по принципу ЕГЭ.

6. Обязательная работа по развитию образного мышления, коррекции знаний.

7. Частое использование комбинированных форм урока, включающих разные виды деятельности как наиболее подходящих в резко дифференцированной среде.

Как показал опыт, сложными для восприятия являются такие темы как: «Образование Древнерусского государства», «Смутное время», «Гражданская война», период мировой истории между двумя мировыми войнами, т.е. те, о которых осталось мало данных, либо этот период характеризуется множеством разнородных событий с участием множества исторических персонажей. В изучении этих тем я на первом уроке даю под запись суть происходящего: основные проблемы страны, имеющиеся варианты решения, характеризую силы, взявшие на себя их реализацию, этапы. Затем следует практическая работа по закреплению. На следующих уроках совместно выясняется роль тех или иных участников и сил, выделяются основные и побочные факторы, внешние и внутренние. Рассматриваются варианты развития событий, моделируются ситуации. На этом этапе очень важно дать высказаться, даже если мнение ошибочно и ненаучно. Моделирование ситуации при детальном знании предмета учителем поможет проявить активность учеников и закрепить знания, без навязывания. Для такого контингента обучающихся очень важно представление, что он сам свободно пришел к этому представлению. Укрепляется его доверие к учителю и уверенность в своих силах. На повторительно-обобщающем следует краткое повторение и на основании записей в тетрадях и материала учебника делается окончательный вывод.

Имеющееся противоречие между почасовой разбивкой и режимом исправительного заведения я разрешаю «методом погружения» и последующим зачетом. Несколько уроков подряд, невзирая на расписание, я посвящаю данной теме, а затем провожу зачет. Наиболее эффективная оказалась модель зачета, основанная на синтезе знаний по истории и обществознанию, когда успешность работы зависит от умения соединить различные тематические разделы.

Изучение новой темы может начинаться (если у обучающихся имеется хоть какое-то представление) и с обсуждения, беседы, дискуссии. Это позволяет повысить мотивацию в работе. В этом случае учитель выслушивает и фиксирует каждое мнение, обобщает, устраняет противоречия и затем предлагает выяснить истинное положение вещей. Здесь необходимо использовать мемуарную литературу, данные статистики, мнения известных историков, факты и документы. В конце урока следует практическая работа по выборке материала с записью в тетради. В то же время у учителя остается возможность индивидуальной работы с отстающими

Работа по составлению сравнительных характеристик как форма повторительно-обобщающего урока особенно актуальна при синхронном курсе истории. Это позволяет представить историю как общемировой процесс взаимодействия народов и цивилизаций, расширяя систему «свой – чужой» и, таким образом, выполнять воспитательную функцию.

Таким образом, в общеобразовательном обучении осужденных ведущими выступают задачи воспитательные, поэтому оно и рассматривается как одно из основных средств исправления и перевоспитания. Такой подход к общеобразовательному обучению осужденных основан на единстве задач, решаемых во всех звеньях процесса исправления и перевоспитания.

Педагогическое воздействие, направленное на привлечение осужденного в общеобразовательную школу, должно осуществляться с самого начала его пребывания в исправительном учреждении. Это позволяет сразу включить осужденного в, определенную систему коллективных отношений, заполнить полезным трудом большую часть его свободного времени, уменьшить стремление к «развлечениям» сомнительного толка и даже в какой-то мере определить круг его товарищей. Практика показывает, что включить осужденного в учебную деятельность в начале его пребывания в ИТУ легче, чем после того, как он адаптируется в новых условиях, войдет в определенное микроокружение и утвердит себя в нем, воспримет отрицательное отношение к учебе некоторой части осужденных.


Яковлев Александр Евгеньевич, учитель истории и обществознания филиала №4 ГБОУ ВСОШ,

Почтовый адрес: 453851, Республика Башкортостан, г. Мелеуз, ул. 50 лет ВЛКСМ, д. 55а, кв.44., тел. 34764 5-17-31

yakowlev.alex@andex.ru




Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter