Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Если свойства человека надлежащим образом развиты воспитанием, он действительно становится кротчайшим существом. Но если человек воспитан недостаточно или нехорошо, то это самое дикое существо, какое только рождает земля.

Платон

Бим-Бад Б. М. "Теоретические основы" нашей школы

Автор: Б. М. Бим-Бад

 

Когда в апреле 1968 года я стал научным сотрудником Академии педагогических наук СССР, я получил счастливую возможность много лет штудировать историю педагогических идей, открытий, систем. Идеалы и цели воспитания изучал, философские построения о сущности и содержании передачи культуры. ...

Довольно скоро мне стало ясным, что Академия педагогических наук существует, в частности, для того чтобы школьная практика не считалась с проводимыми в институтах академии исследованиями, не интересовалась их результатами. Вычитал у Надежды Константиновны Крупской: «Теория у нас сама по себе, а практика сама по себе». Как верно и как актуально, подумал я. И как давно уж так!

Почему?

Задачу науки видели в «обосновании» постановлений Партии и правительства о школе, в оправдании довольно частых реформ. Но — джин из бутылки. В науке есть такая неистребимая штука: называется филиацией идей — логикой разворачивания мысли. Академия отдавала кесарю — кесарево, но и не могла кое-чего не отдать и богу критической, честной мысли.

Этот «побочный продукт» диспутов, проверок, экспериментов в школу просто не пускали. Скаткин и Лернер, Ильенков и Давыдов — всё, беременное мыслью и чреватое изменениями в классной комнате, становились «альтернативной педагогикой», то бишь — маргинальной. Нет, ссылаться (умеренно) на работы корифеев разрешалось, а вот применять — только после широкого эксперимента, которого никогда и не случалось.

Возникал вопрос, какими же педагогическими, психологическими, философскими теориями руководствуется школа. Маркса? Нет! В немногочисленных высказываниях о воспитании и школе основоположник ясно требовал прямо противоположного советской действительности. А именно — внепартийности образования, очищения его от идеологии («ложного сознания»). Маркс был довольно подозрительным автором.

Гораздо лучше шел Ленин, но и он выкидывал невозможные коленца: обогатить память всеми богатствами, выработанными человечеством, критически мыслить (коммунистом нельзя стать иначе, как через критическое мышление). "Задачи союзов молодежи" — вообще "кошмар".

Вся реформаторская педагогика прошла мимо нашего образования. Педоцентристская революция обошла нас стороной. Демократические методы Джона Дьюи были выкорчеваны.

Кем же стал учитель? Маленьким диктатором в масштабах классной комнаты — первой для малышей-школьников моделью Начальника. Учитель разъяснял классу то, и только то, что написано в учебнике, а дети повторяли это вплоть до усвоения. Лысенко — гений; он накормит страну лучшей пшеницей на свете. Все историки всегда во всем ошибались, кроме товарища Сталина.

Советский учитель — транслятор разрешенных знаний, умений и навыков.

Для задач милитаризованной экономики этого было совершенно достаточно.

Конечно, благодаря самоотверженным, смелым учителям в школе закаливались и мыслящие, а не только повторяющие нужные слова люди. Но основная масса становилась под бдительным оком учителей исполнителями приказов и распоряжений всевозможного начальства, выстроенного в логике "вертикали".

Но и тут джин из бутылки: логика научной мысли, логика математических и иных строгих доказательств — все это развивало умных от природы ребят. Часть людей мыслила: сомневалась в лозунгах, призывах и оценках. Искала не пропагандистской информации, сравнивала, делала выводы. Пусть это было меньшинство, но именно этим меньшинством прогрессировала наука, преемственно вырастала интеллигенция.

Работая над понятием, выстраивая цепочку идей даже в рамках скромных теорий, учитель создавал логический инструментарий учащихся. Это не было официальной целью, напротив, ученик был обязан только воспроизводить доказательства и точно по учебнику или со слов учителя формулировать теорию. Но это было побочным продуктом учения, зерном самостоятельной мысли, если зерно сие падало на плодородную почву.

Здесь происходило то же. что и с грамотой в прямом смысле слова — с умением читать. Грамоте учили для чтения газет — потреблять официальную пропаганду, пропитываясь официозной идеологией. А применялась грамота и для чтения умных книг по той же физике, например, равно как и для ознакомления со сложной мыслью, положим, в том же «Герое нашего времени» или, скажем, «Отцах и детях».

«Теоретиками» школы на самом деле были не персонажи компендиумов по истории педагогики, а чиновники. Авторы «положений о школе», учебных планов, программ, учебников и пособий. Им приходилось решать сложную задачу: и дать те знания, что необходимы исполнителям «пятилеток», и не дать доступа к подлинной науке, сплошь состоящей из взаимно критикуемых направлений и течений.

Решение нашли в идее усвоения «основ наук». Не допускалась ориентирование учащихся в классификациях наук и в разнообразии их систематизаций. Не изучался метод науки. Разрешались только те выводы и положения, которые нужны были для более менее правдоподобного объяснения существующих практик.

До сего дня почти ничего, кроме усиления контроля за результатами усвоения «основ наук», в массовой общеобразовательной государственной школе не произошло.


Борис Бим-Бад




Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter