Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Если свойства человека надлежащим образом развиты воспитанием, он действительно становится кротчайшим существом. Но если человек воспитан недостаточно или нехорошо, то это самое дикое существо, какое только рождает земля.

Платон

Стрельцова Л. Е. Литературные сказки

Автор: Л. Е. Стрельцова

Л. Е. Стрельцова
 
 Методические разработки к разделу "Разные истории"
 (учебное пособие для 4-го класса)
 
 ЛИТЕРАТУРНЫЕ СКАЗКИ
 /ГЛАВА ПЕРВАЯ/
 
 В главу включено четыре авторские сказки: Н. Телешов «Крупеничка», П. Бажов «Серебряное копытце», Г. Х. Андерсен «Стойкий оловянный солдатик» и Р. Киплинг «Как было написано первое письмо».
 Каждое из произведений, помещенных в разделе, демонстрирует новую разновидность или вид этого жанра.
 Основная учебная задача главы – предоставить ученикам-читателям возможность наблюдать за разными формами переосмысления традиционных мотивов и сюжетных схем в авторской сказке.
 В процессе чтения и обсуждения произведений структурные элементы авторских сказок постоянно сравниваются с фольклорным образцом. Предполагается в связи с этим, что результатом подобной учебной работы, с одной стороны, может стать закрепление в сознании детей достаточно четких представлений о жанровых признаках волшебной народной сказки.
 
 Сочетание фольклорных и мифологических мотивов в составе сюжета

Николай Телешов. Крупенúчка  

 Учебные задачи: выделить главные события в сказке «Крупеничка»; увидеть в каждом из них фольклорные мотивы;
-           увидеть в действиях персонажей и в деталях описания мифологические мотивы; выяснить их роль в каждом событии;
-           попытаться выявить сюжетную последовательность мифологических мотивов; на этом основании сделать заключение о смысловом различии двух вариантов архаического сюжета;
-           на основании проведенных наблюдений сделать вывод о форме авторского присутствия в произведении.
 
 В первом задании к тексту ученикам предлагается выделить главные события, о которых рассказывается в «Крупеничке». Их четыре: похищение красавицы; встреча мамушки Варварушки с чудесным помощником; переход границы и пребывание в ином мире; обратный переход границы и воскресение Крупенички.
 При первом взгляде на тип событий и их последовательность складывается впечатление, что действие разворачивается по сюжету волшебной сказки. В составе каждого события можно указать на фольклорные мотивы, то есть проделать достаточно усвоенную в третьем классе работу.
 Но не все так просто. Уже во втором задании внимание читателей обращается на детали в облике и поступках персонажей, которые не встречаются в волшебных сказках. Какой смысл имеет цвет халатов всадников-похитителей: «один зеленый - точно трава, другой серый - точно дорога, третий – коричневый, как сосновый ствол»? Почему старичок превращает Варварушку в посох, а Крупеничку в семечко, а не наоборот? Какой смысл имеет дважды повторенная песенка и почему в конце истории ее содержание несколько меняется?
 Чтобы ответить на эти вопросы нужно читать текст сначала и обращать внимание на описание каждого мотива, входящего в состав уже узнанного и названного события. Так, в первом событии, обозначенном как похищение, не только сказано, что дочь воеводы была необыкновенная красавица, но добавлено, что люди пели здравицу в ее честь. Затем действие развивается традиционно по сказочному сюжету: пошла красавица с мамушкой Варварушкой на озеро, а попала в густой лес. Дорогою мамушка все говорила про одолень-траву, которая бережет от всякой напасти, что не характерно для сказки, поскольку в сказочном действии запрет должен оберечь героиню.
 Затем появляются татары-наездники, одетые специально для похищения красавицы в цветные халаты: зеленый, серый и коричневый. То, что похищение происходит в лесу, оправдывает цвета одежды как защитные, неотличимые от лесной травы, деревьев и земли, но такой способ «невидимости» для похитителя в сказках не встречается.
 Далее различия в действиях сказочных персонажей и персонажей «Крупенички» становятся еще более очевидными. Красавицу ищет не добрый молодец (жених или случайный доброхот), а мамушка-Варварушка заклинает плачем и причитанием одолень-траву (некая природная сила) вернуть Крупеничку. В этом моменте наблюдаемые ранее различия в описании сказочных мотивов фокусируются и могут напомнить миф о красавице Персифоне, похищенной богом смерти. Персифону искала ее мать богиня Деметра, и горе Деметры было столь велико, что вся природа стала увядать. Отголоски этого мифа явно прослеживаются в описании первого события в «Крупеничке» и позволяют сделать предположение, что происходит наложение значений сказочных мотивов и мифологических.
 Подтвердить эту гипотезу позволяет внимательное рассмотрение состава следующих событий, а также их описание. Второе событие по своему очевидному, узнаваемому сразу значению понимается читателем как переход границы. Переход изображается в соответствии со сказочным мотивом: рядом с мамушкой появляется старичок, чудесным образом (взмахнул рукавом) превращает мамушку в посох и вместе с ним достигает места, где пребывает похищенная красавица. Но старичок называет себя Одолень-трава, то есть именем той самой природной силы, которую призывала на помощь Варварушка. И превращает он ее в посох, то есть в сухое дерево со словами: «Будь мне помощницей на пути». Получается, что персонажи как бы меняются ролями: Варварушка становится помощником чудесного помощника.
 Третье событие – пребывание в ином мире. И здесь также значения сказочных мотивов соседствует с мифологическими мотивами. Сказочные персонажи, попав в иной мир чтобы вернуть похищенное, вступают в поединок с противником или решают трудные задачи. Действие в «Крупеничке» развивается по второму варианту. Старичок ставит перед Варварушкой трудную задачу – подхватить с земли малое зернышко и не обронить его во весь обратный путь. Сам же старичок действует хитростью, обманом и магией – отвлекает внимание стражи, превращает Крупеничку в семечко, а Варварушку вместе с семечком в посох и пересекает границу в обратном направлении. В этом событии есть сопутствующий пребыванию в ином мире мотив встречи двух персонажей и запрета на узнавание. Крупеничка видит Варварушку, но не должна показать, что узнала ее.
 Четвертое событие по значению входящих в его состав мотивов в большей степени напоминает миф, чем первые три. Старичок приходит на то самое озеро, на берегу которого горевала Варварушка (а не в дом к воеводе, по варианту сказки). Озеро покрыто цветами одолень-травы, что предвещает благополучный исход. Старичок превращает посох, бросив его оземь и обведя рукавом, в мамушку-Варварушку (сказочный мотив). Но для превращения семечка в красавицу-девицу разыгрывается другое действие: старичок выбирает «поле, никогда не паханное (то есть заповедное, не посещаемое живыми людьми), и землю, никогда не сеянную». В эту землю кидает он семечко. Происходит раздвоение чудесного предмета. Перед Варварушкой стоит живая Крупеничка, а на поле из ее чудесного покрова-семени вырастает невиданное доселе растение - гречиха. Ритуал воскресения в этом случае мифологический, не сказочный, что подчеркивается финалом истории.
 Обычно сказка заканчивается свадьбой красавицы с ее избавителем или возвращением ее в родной дом с богатым приданым. В данном случае о свадьбе ничего не говорится, а богатство, которое принесла Крупеничка из иного мира (царства мертвых) – это прекрасное растение, дающее жизнь людям. Поэтому история заканчивается песней-здравицей в честь растения, которым дарует Земля людей, а сказка о похищенной красавице приобретает смысл мифа о происхождении культурного злака. На смысловое значение конца, по-новому освещающего все события, направляет внимание читателей последний вопрос задания.
 События сказки приводят к счастливому, но единственному концу для ее героев. В финале сказочной истории сказитель сообщает о себе (и я там был, мед-пиво пил и т. п.) и о способе рассказывания как вымысле.
 События, о которых рассказывает миф, принадлежат вечности. Раз возникнув, они постоянно присутствуют в мире или повторяются. Вот почему ежегодно во время сева народ славит гречиху-кормилицу, совершая положенные для высокого урожая обряды.
 Но и это еще не все. Следует обратить внимание учеников на детали изображенных событий. В первую очередь можно отметить имена персонажей, их статус (воевода Всеслав, дочь воеводы Крупеничка, мамушка Варварушка, военачальник Талантай). Затем обратить внимание на места действия (лес, поле, озеро, становище татарского войска, караван с дорогими дарами и наложницами для хана), а также на внешний вид и поступки персонажей (прищурили наездники хитрые глаза, улыбнулись друг другу одними углами губ, задорно встряхнули бритыми головами в мохнатых шапках и поехали-поскакали с молодецким покриком). Все эти подробности рисуют картину, близкую реально-исторической. У читателя создается впечатление, что события происходят во времена татаро-монгольского нашествия на Русь и, таким образом, рассказанная Н. Телешевым история приобретает смысл не только мифа о происхождении растения, но также черты национального предания.
 
.
 Черты сказового сюжета в авторской сказке

Павел Бажов. Серебряное копытце 

 Учебные задачи: выделить сказочные мотивы в истории, рассказанной П. Бажовым;
-           определить типы персонажей, соотнести их облик с ролью в событиях;
-           рассмотреть события по «бытовому» варианту и сказочному;
-           попытаться осознать значение конца истории как определяющего ее жанр.
 
 Представление о том, что сюжет произведения может состоять из нескольких «пластов», развивается и проясняется при чтении сказа Бажова «Серебряное копытце». В составе его событий явно прослеживаются два пласта: бытовой и архаический, фольклорно-мифологический.
 При этом реально-бытовые черты в описании событий и поступков персонажей (вплоть до их речи) присутствуют в этом произведении от начала и до конца истории. В то же время в каждом событии сквозь его «бытовую» оболочку сквозит, просвечивает и легко угадывается сказочный мотив.
 Так, старый охотник Кокованя берет на воспитание девочку-сироту, лишнюю в доме многодетных соседей, временно давших ей приют. И размышления старика, и раздраженные слова хозяйки избы, и разговор между Кокованей и Даренкой – все детали этого события воспроизводят быт уральской деревни во времена, достаточно удаленные от современного читателя.
 Но уже в начальном эпизоде просматриваются несколько сказочных мотивов: родители девочки умерли, соседи хотят от нее избавиться, рядом с девочкой трется кошка, худая и ободранная. Кокованя забирает (спасает) и девочку и кошку, и кошка мурлычит особенно громко, одобряя поступок Коковани: «пр-равильно делаешь», как будто говорит по-человечески.
 Точно так же «удвоение» смысла прослеживается во всех последующих событиях: Кокованя для зимней охоты вместе с Даренкой и кошкой временно поселяются в лесной избушке (мотив дома в лесу). Даренка остается в избушке одна и видит «чудесного дарителя». Финальное событие, которое больше напоминает сказочное действие, имеет в конце «реальное» объяснение: козлик с ветвистыми рожками бьет серебряным копытцем по крыше кокованиной лесной избушки, осыпая ее сияющими камешками. И кошка Муренка сидит рядом с ним. Кокованя, вовремя вернувшийся из деревни, успевает набрать полную шапку самоцветов, а к утру снег заметает следы ночного чуда.
 Но в заключительных словах истории, замещающих сказочную присказку, говорится о камешках-хризалидах, которые находят люди в той лощине, где стояла лесная избушка Коковани. Таким образом, и сказочный, и бытовой сюжет получают новое освещение. Сказочные мотивы в событиях приобретают значение мифа, а бытовые подробности делают рассказ местным уральским поверьем о происхождении камня-самоцвета.
 
 
 Традиционный мотив и точка зрения персонажа.
 
Ганс Христиан Андерсен. Стойкий оловянный солдатик
 
 Учебные задачи: увидеть в составе событий традиционные сказочные мотивы и назвать их;
-           определить, с чьей точки зрения показано каждое событие;
- выстроить события с точки зрения оловянного солдатика и с точки зрения людей;
- попытаться определить смысл «двойного» сюжета в свете финального события.
 
 Размышления по поводу смысла событий и сюжета в сказке Андерсена можно начинать с выяснения впечатления, полученного учениками при первом чтении. Большинство детей высказывает мнение, что сказка грустная, несмотря на традиционные мотивы, которые могли бы обеспечить счастливый конец истории.
 Объяснить, как же складывается такое впечатление, позволяет пристальное рассматривание каждого события в нескольких аспектах. Предмет наблюдений последовательно указывается в вопросах задания: с чьей точки зрения описывается происходящее; как понимают и оценивают события одна и вторая сторона; учитывается ли в повествовании точка зрения читателя, как происходит переход с одной точки зрения на другую; связаны ли между собой события, наблюдаемые каждой из сторон.
 Некоторая сложность в рассмотрении фрагментов текста заключается в том, что наблюдение за элементами художественной реальности в произведении Г. Х. Андерсена следует проводить сразу на нескольких уровнях (или во всех перечисленных аспектах). Но если не торопиться, то могут получиться интересные рассуждения.
 Например, начало сказки.
 
 Было когда-то на свете двадцать пять оловянных солдатиков, все братья, потому что родились от старой оловянной ложки. Ружье на плече, смотрят прямо перед собой, а мундир-то какой великолепный - красный с синим! Лежали они в коробке, и когда крышку сняли, первое, что они услышали, было:
-           Ой, оловянные солдатики!
 Это закричал маленький мальчик и захлопал в ладоши. Их подарили ему на день рождения, и он сейчас же расставил их на столе.
 Все солдатики оказались совершенно одинаковые, и только один-единственный был немножко не такой, как все: у него была только одна нога, потому что отливали его последним, и олова не хватило. Но и на одной ноге он стоял также твердо, как остальные на двух. Вот с ним-то и приключилась замечательная история.
 
 В первом фрагменте сочетаются по крайней мере две точки зрения (или два взгляда) на один и тот же предмет – коробку с оловянными солдатиками. Кроме того, здесь важна интонация повествования и соединение деталей.
 Так, первая фраза принадлежит повествователю, и по ее строению читателю-ребенку понятно, что это начало сказки: «Было когда-то на свете двадцать пять оловянных солдатиков, все братья, потому что родились…» следующее за этими словами объяснение переводит сказочное начало в обыденное (для читателя-взрослого): «… от старой оловянной ложки».
 Во второй фразе сочетается взгляд повествователя со взглядом ребенка: «Ружье на плече, смотрят прямо перед собой, а мундир-то какой великолепный – красный с синим!».
 Следующая фраза опять от лица повествователя, который сообщает, что солдатики необыкновенные – они понимают человеческую речь и слышат, как кто-то кричит: «Ой, оловянные солдатики!» (то есть сказка продолжается).
 Затем тот же повествователь объясняет, что произошло на самом деле: «Это закричал маленький мальчик и захлопал в ладоши. Их подарили ему на день рождение, и он тут же расставил их на столе». (Можно сказать, что это взгляд обыденный, взгляд взрослого человека).
 Далее сообщается, что «все солдатики были совершенно одинаковые, и только один-единственный был немножко не такой, как все: у него была только одна нога…», т. е. намекается на чудесное происхождение братьев-солдатиков, а затем дается обычное (не чудесное) объяснение этой особенности: «…потому что его отливали последним, и олова не хватило».
 В описании каждого последующего события сочетаются две точки зрения и две истории: взгляд ребенка-слушателя и рассказ с точки зрения оловянного солдатика (сказочные мотивы) и взгляд читателя-взрослого и объяснение тех же событий с обычной, бытовой точки зрения.
 Второе задание предлагает не только определить, кому принадлежит точка зрения на происходящее (оловянному солдатику или людям) в каждом событии, но, что наиболее важно, какую позицию занимает читатель. Чьими глазами смотрит читатель на приключения игрушки-солдатика и кому он сочувствует?
 Чтобы выяснить позицию читателя, ученикам предлагается рассказать историю от лица солдатика и от лица (с точки зрения людей) мальчика или кухарки. «Разведение» точек зрения на события позволит увидеть разницу в отношении автора к персонажам, выраженную через описание их поступков и переживаний. Окажется, что чувства оловянного солдатика описаны подробно, и эти чувства благородны и сильны: «оловянный солдатик весь дрожал, но он держался стойко – ружье на плече, голова прямо, грудь вперед…», «оловянный солдатик ничуть не загордился…», перед лицом смертельной опасности в его ушах звучит песня: «Вперед стремись, о воин, / И смерть спокойно встреть!», «солдатик был тронут и чуть не заплакал оловянными слезами, но это было бы неприлично…» и т. п.
 Поступки людей в большинстве случаев называются, но они лишены эмоциональной окраски: «кухарка взяла солдатика двумя пальцами за поясницу и понесла в комнату…», «они сделали из бумаги кораблик, посадили в него оловянного солдатика…».
 Таким образом, изображая одни и те же события одновременно с двух точек зрения, автор выстраивает два варианта сюжета – сказочный и бытовой. Несомненно, что сказочный сюжет завоевывает симпатии маленького читателя.
 В последнем задании предлагается выяснить, какую роль играет точка зрения повествователя, того, кто рассказывает историю. Ведь именно он, а не персонажи, досказывает историю до конца, соединяя два сюжетных варианта. Можно ли по заключительному событию сказки (от оловянного солдатика осталось маленькое сердечко, а от танцовщицы – черная обгоревшая блестка) сделать вывод о том, насколько повествователь верит в рассказанную им историю?
 Проделанные в этом направлении рассуждения позволят ученикам увидеть некоторые нравственные ценности, которые близки автору, а также подтвердить уже имеющиеся у них представления о своеобразии каждой авторской сказки, о переосмыслении автором как отдельных фольклорных мотивов и сюжетных фрагментов, так и сюжетной схемы в целом.  
 
 
 Точка зрения повествователя и жанр произведения
 Р. Киплинг «Как было написано первое письмо» 
 
 Задачи: - попытаться определить, с какой временной точки зрения смотрит на персонажей и события повествователь (рассказчик);
-           увидеть несоответствие между названным в произведении местом и временем действия и поступками, рассуждениями, высказываниями персонажей;
-           попытаться осознать наблюдаемое расхождение как особый прием, способ построения художественного произведения, определяемый авторской задачей;
-           определить выявленные и повторяющиеся особенности повествования в сказке Р. Киплинга как прием пародирования.
 
 После первого прочтения сказки Р. Киплинга ученики сразу же называют события, которые смешны для читателя, и указывают на причину такой читательской реакции. Недоразумение всякий раз возникает потому, что персонажи понимают и оценивают поступки других со своей точки зрения.
 Так, Таффи (героиня сказки) обращается с просьбой к человеку из чужого племени, который не знает ее языка. Поэтому он истолковывает ее слова на свой лад: «Чужой человек подумал: «Странная девочка! Она топает ножкой и делает мне гримасы. Вероятно, это дочь того благородного вождя, который так велик, что даже не замечает меня». Он подал Таффи большой кусок березовой коры. «Этим он хотел показать, что сердце его чисто, как белая березовая кора, и зла он не причинит». Но Таффи истолковала его действия как предложение нарисовать то, о чем она говорит.
 Процесс рисования описывается подробно, чтобы читатель понял, что у Таффи получается совсем не то, что она хотела изобразить, и она всякий раз объясняет свои намерения и свою ошибку и даже причину, по которой ошибка произошла: «…Вышло, как будто багор попал в папину спину. Это от того, что зуб акулы соскочил, а коры мало. На рисунке у меня волосы стоят дыбом, но ничего, так легче рисовать». Человек из чужого племени также наблюдает за стараниями Таффи и представляет, что на рисунке изображается большая опасность, угрожающая вождю и его дочери, и они просят о помощи. Соответственно, Тегумай (мама Таффи), которой было доставлено это письмо, объясняет его по-своему, в результате чего посланник был избит, его голова вымазана глиной и племя в полном составе явилось на место рыбалки, чтобы спасти Таффи, но только распугало всю рыбу.
 Наблюдения за ходом событий позволяют увидеть, что они выстроены по типу кумуляции (присоединение случайных моментов), где первый незначительный поступок (Тегумай сломал копье) приводит к недоразумению, а каждое последующее действие увеличивает недоразумение, доводя его к финалу до «веселой катастрофы». Таким образом, можно заключить, что произведение Р. Киплинга похоже на народную сказку, но не волшебную, а сказку-цепочку. В основу истории положен традиционная сюжетная схема, и сам ход событий предполагает веселую реакцию читателей.
 Но это лишь подступы к тому виду наблюдений, на который указывается в задании. В нем предлагается определить, чем способ изображения событий в сказке Киплинга отличается от способа изображения событий в сказках Телешова и Бажова. То есть нужно выяснить, с чьей точки зрения показана история, произошедшая с Таффи, Тегумаем и человеком из чужого племени, а не только указать, как понимает событие каждый его участник.
 Чтобы провести предлагаемые наблюдения, следует заметить, что текст разделен на три части. В первой части, до слов «Ну, теперь слушай!», рассказчик знакомит слушателей (или читателей) с местом действия и персонажами. Во второй части рассказывается история, которая с ними приключилась, и, наконец, в третьей части подводится итог всему сообщению, как бы определяется его значение для читателей.
 Приглядимся внимательно к составу первой части и попытаемся осмыслить такие факты, которые ранее если и попадали в поле зрения учеников, то еще ни разу не были предметом их пристального внимания. Речь пойдет о временной дистанции, которая разделяет повествователя (рассказчика) и события, о которых он повествует. Произведение Киплинга дает читателю возможность наглядно увидеть, «ощутить» эту дистанцию. В этих целях читателю нужно сопоставить время, в которое происходят изображаемые события, с периодом жизни человечества. Затем понаблюдать за теми деталями повествования, с помощью которых автор определяет для читателя время рассказывания, то есть то время (период жизни человечества), в котором находится рассказчик.
 «Давным-давно, в незапамятные времена, милые мои, жил на свете первобытный человек. Жил он в пещере, еле прикрывал свое тело, не умел читать и писать и даже не стремился к этому. Лишь бы не голодать – вот все, что ему было нужно. Звали его Тегумай Бопсулай, что значит человек, который не спешит ставить ногу вперед; но мы для краткости, милые мои, будем называть его просто Тегумаем. Его жену звали Тешумай Тевиндрау, что значит – женщина, которая задает много вопросов; но мы для краткости, милые мои, будем называть ее просто Тешумай.
 Их маленькую дочку звали Теффумай Металлумай, что значит шалунья, которую надо наказывать; но мы для краткости, милые мои, будем называть ее просто Таффи. Она была любимицей папы и мамы, и ее наказывали гораздо реже, чем следовало. Как только Таффи научилась бегать, она стала всюду сопровождать своего папу. Они не возвращались домой в пещеру, пока голод не загонял их.
 Глядя на них, Тешумай говорила: «Да где же вы оба были, что так вымазались? Право, Тегумай, ты не лучше Таффи».
 Пристальное рассматривание текста позволяет сделать несколько выводов. Прежде всего, повествователь сообщает, что события, о которых он будет рассказывать, происходили в «незапамятные времена», то есть очень давно, а участники этих событий – первобытные люди, которые жили в пещерах, еле прикрывали свое тело и заботились только о том, чтобы не голодать.
 Следующий вывод - история рассказывается для маленьких слушателей или читателей в настоящее время, о чем можно судить по обращению «милые мои», по составу персонажей, обозначенных как папа, мама и маленькая дочка, по спокойной интонации рассказывания, его обстоятельному содержанию и современной лексике. Таким образом, можно предположить, что рассказчик (повествователь) – человек, близкий по времени современному читателю, рассказывает о событиях доисторического прошлого.
 Теперь, чтобы определить, с чьей точки зрения изображаются события, следует сопоставить описание действий, высказываний, размышлений персонажей в рассказанной истории с тем, как, по мнению читателя, поступают первобытные люди в подобных ситуациях. Уже по первой части можно заметить, что высказывания персонажей воспроизводят речь современного человека и по лексике, и по строению фразы, и по мысли, которую эта фраза передает: «Глядя на них, Тешумай говорила: «Да где же вы оба были, что так вымазались? Право, Тегумай, ты не лучше Таффи».
 Это наблюдение можно продолжить, предложив ученикам рассмотреть любой фрагмент текста второй части. Позиция современного наблюдателя и истолкователя поступков, размышлений и представлений персонажей сохраняется в каждом событии. Благодаря этому создается видимое несоответствие между ролью персонажа, определенной ему рассказчиком (первобытный человек), и тем, как эта роль исполняется и описывается.
 Направляя наблюдения учеников, можно предложить им выбрать по желанию любое событие и указать в нем несоответствия между действием и его описанием, высказыванием и персонажем, к которому оно обращено, и пр. Например: «Наловить багром рыбы к обеду»; «Она разговаривала с другими первобытными женщинами, которые пришли к ней на первобытный завтрак»; «Не мешай взрослым»; «Я что-то устроила, папочка! Не расспрашивай меня»; «Она легла на животик, задрала ножки, как это делают дети, собираясь рисовать, лежа на полу»; «Таффи плела венок из маргариток»; «Они приняли чужого человека в свое племя, так как он был деликатный и не рассердился за то, что женщины обмазали ему голову глиной» и т. д.
 Поскольку это несоответствие повторяется, его можно определить, как специальный прием, выполняющий определенную авторскую задачу. Отсюда следующий вопрос: какую цель преследовал автор, когда использовал такой прием?
 Чтобы на него ответить, следует обратить внимание на то, как соотносится предмет изображения, обозначенный в названии сказки, и финальное событие всей истории. Окажется, что изобретение письма принадлежит не Таффи, и произойдет оно в отдаленном будущем, его только еще предсказал вождь племени, который именно так осмыслил рисунок девочки и всю сложившуюся вокруг него ситуацию. Открытие, которое рассказчик приписал Таффи, принадлежит к области чувств и желаний и находится в полном согласии с результатом усилий героини: «Но с того дня и поныне (я думаю, что в этом виновата Таффи) лишь немногие маленькие девочки охотно учатся читать и писать. Другие же предпочитают рисовать картинки и играть со своими отцами, как Таффи».
 Над чем же смеется автор: над персонажами, или ситуациями, в которые они попадают, или над читателем? Обсуждение этих вопросов позволят ученикам получить первоначальное представление о жанре пародии. Одновременно выясняется, что явилось предметом пародирования – поведение доисторического человека, изображение жизни первобытных людей в художественной литературе или жанр познавательной сказки для детей об открытии нового.



Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter