Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Много многознаек не имеют разума. Надо стремиться не к многознанию, а к многомыслию.

Демокрит

Бим-Бад Б. М. Философия как основа и главное содержание образования

Автор: Б. М. Бим-Бад

               ФИЛОСОФИЯ КАК ОСНОВА И ГЛАВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ

             Б. М. Бим-Бад

                1. ФИЛОСОФИЯ И ОБЩЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Философия есть, вкупе с немногими иными, совершенно необходимая составная часть любого разумного содержания образования. Особенно в юности спасительна хорошая философия как школа продуктивного мышления, любви к истине и метода ее поиска, обнаружения и проверки.
Философия призвана научить искусству мыслить не только самостоятельно, но и правильно (И. Кант). Философии надобно учить так, чтобы предотвратить становление в молодежи и скепсиса и самомнения.
Ум ребенка должен быть детским. Нельзя поощрять ребенка к обезьянничанью — вооружать его велемудрыми нравоучениями. Но и воспитателям приходится помнить, что и в этом, как и во всяком ином, случае пример всемогущ — он или подтверждает или разрушает благие поучения.
Сложная работа по развитию интеллекта у детей начинается с осознания ими повседневных впечатлений и далее продвигается к анализу и синтезу, становлению понятий.
Огромную роль в воспитании разума играет тренировка рефлексии, критичности и реалистичности. Соблюдая эти принципы, учитель вводит далее ученика в царство противоречий и учит их правильно разрешать. Это необходимое лекарство от догматизма, к которому так легко прибегает неопытная душа юношей.
История заблуждений и трагедий разума полезна, чтобы приучить к осторожности, строгости суждений, дать представление о сложности умственной работы, научить уважать ее и проверять ее результаты.
Путь к развитию разума лежит через усвоение мировой философии, когда она изучается как история осмысления естественного и культурного мира.
Философское образование невозможно без истории культуры, просвещения, вне рефлексии природы, судеб и прогнозов познания.
«Удивление» – культивированное воспитанием природное любопытство, составляющее предпосылку интереса к жизни, – являет собой не только в высшей степени желательную мотивацию учения, но и ценное содержание воспитания. Поэтому в цели воспитания входят стимуляция и поддержание умонастроения удивления перед сложностью, многообразием и таинственностью мира.
Познавательная теоретическая установка способствует проявлению благоразумия, мудрости, способности к наукам и искусствам. Самодостаточное познание, созерцание истины делает возможными прикладные достижения науки.
Собственно философская установка особенно полезна в деле образования, когда она опережает изучение наук и следует за ними, вновь создавая очередную «зону ближайшего развития». Философское образование принимает две родственные формы: пропедевтическую и заключающе-обобщающую. При этом обобщающая форма немедленно сама становится пропедевтической, и таким образом философия сопровождает любое образование всегда, бесконечно оставаясь его предпосылкой и завершением, насколько оно возможно.
Эмпирический по своей природе рассудок просветляется только благодаря теоретическому в своей сущности разуму, призванному снабжать рассудок принципами правильного действия. Вот почему так важно присутствие в учебных планах, во всем содержании образования философии как мышления о мышлении, как науки о научном познании, его опасностях и достижениях, его принципах и опыте, его истории, оценке и теории этой истории.
Императивность этих положений объясняется тем, что без мышления о мышлении нет в высшей степени желательных элементов осознанной мыслительной деятельности, без которой, в свою очередь, нет ни практической, ни теоретической работы.
Философия предупреждает некоторые серьезные болезни мышления и лечит их: идиотическую погруженность в повседневность, и только в нее («заботы вечны», по слову Пушкина), некритичность, самодовольство мышления. И то, и другое гибельно для человека и человечества.
Педагогика есть искусство обучать искусству мышления. Оба эти искусства очень сложны, ибо суть дела, истинное, внутреннее, сущностное, сокровенное не находится в сознании непосредственно, не дается с первого взгляда и внезапным озарением; необходимо размышлять, чтобы добраться до истинного строя предмета. Одно дело иметь проникнутые мышлением чувства и представления, и другое – иметь мысли о таких чувствах и представлениях (Г.В.Ф. Гегель).
Порожденные размышлением мысли об этих способах сознания составляют рефлексию, рассуждение.
Философия замещает представления мыслями, категориями или, говоря точнее, понятиями. Обладая представлениями, мы еще не знаем лежащих в их основании мыслей и понятий. И наоборот, это не одно и то же иметь мысли и понятия и знать, какие представления, созерцания, чувства им соответствуют.
Философия, повторял Э.В. Ильенков, концентрирует в себе способ мышления и проясняет его для самого мыслящего человека. С философией не сталкивается лишь тот, кто вообще не мыслит. Ум плюс ко всему — гигиена духовного здоровья, столь же необходимого для жизни, как и здоровье физическое. А забота о душевном здоровье имеет и прямой социальный, жизненно важный смысл.
Философское образование полезно только в том случае, «если знание, с трудом накопленное человечеством, будет усваиваться как содержательный и умный ответ на мучительные вопросы бытия» (Э. В. Ильенков).
Источником и методом философского познания, обращенного к человеку, его духу и преодолевающего наивный натурализм, является чисто теоретическое исследование Я. Исследование, возможное только в результате присвоения историко-философского богатства, его критической и собственно теоретической установки.
Одновременно образованию предстоит оказать помощь молодежи в усвоении целей истории, целей жизни, целей своей деятельности.
В школах должно учить тому, как делается наука, а не тому только, чего она добилась. Содержание образования включает в себя само исследование, искусство компетентного, точного и доказательного мышления. Оно предполагает овладение научным методом, способностью мыслить и самостоятельно и правильно.
Школа призвана ориентировать новые поколения в системе наук и устанавливать плодотворную связь с ними. Поэтому мы нуждаемся в философии классификаций наук.
Философское образование обязано развить в человеке способность к самокритике мышления, проверке и очищению его, к постоянной самокорректировке.
Историческое введение в содержание и метод мировой философской дискуссии обладают мощным общеобразовательным зарядом. Идеи и язык этики, эстетики и философской антропологии составляют важные компоненты образования. Человек, не понимающий философии права, способен отказаться от своего человеческого достоинства.
Молодежи предстоит усвоить цели истории, цели жизни, цели своей деятельности. Этому служит философия истории и культуры, раскрывающая драму людей и идей, обобщающую причины успехов и поражений человечества, прогресса, застоя и регресса, преемственности и новаторства, разрушения культурных достижений и варварства.
История человеческой глупости во множестве ее проявлений представляет собой ценный компонент образования: учит учиться на уже совершенных ошибках.
Логика – тесно увязанный с философией пласт культуры – обязательна для развития критичности мышления, культуры мысли. Как противоядие от манипуляции сознанием людей. Она необходима для распознавания софизмов, вызванных к жизни самолюбием, личными интересами, страстями, преступными замыслами. Для распознавания лести, мести, некомпетентности, запугивания, корысти и т.п.
Мышление образованного человека должно повиноваться логическим законам, а практические действия должны логически контролироваться. Органически соединяясь с курсом философии, логика развивает способность к самокритике. Воспитывает отношение к истине как к процессу. Приучает к постоянному пересмотру и совершенствованию понятий.
Очень важно изучать логические ошибки, их типологию и примеры и тренировать учащихся в их распознавании и предупреждении.
Курсы профессиографии и дизайна служат ценным дополнением к обобщающему курсу философии. Это поле применения того культурного содержания, которым учащиеся овладевают в рамках всех остальных учебных циклов.
Среди мотивов деяний человека выдающееся место занимает обладание смыслом жизни, знанием о том, зачем, с какой целью мы проявляем жизненную активность. Представления, переживания и ожидания человека, связанные со смыслом жизни, смерти и бессмертия, составляют ядро мироотношения. Человек строит свое поведение в соответствии со своими осознанными или подсознательными эталонами красоты, добра и правды, ценности и смысла жизни.
Вот почему так важна история философии как филиация типов наиболее продуманных и серьезных ответов на важнейшие мировоззренческие проблемы, как феноменология и типология мироотношений.
В учебном процессе необходимо обсуждение условий успеха в социальной жизни, готовность ответить на вызов времени. Нужна философия как теория искусства счастья.
Лучший путь к развитию созерцающего (понимающего) разума – глубочайшее усвоение философии, и только мировой философии как вселенской дискуссии, вечного спора всех обо всем интересном и важном для человека. Это – возможность избежать релятивизма в нравственности и познании, а учение об относительности истины как якобы единственной формы ее существования представляет собой одну из самых разрушительных опасностей для отдельного человека и всех людей.
Философия как основа образования полезна, лишь когда она изучается в качестве истории критики мира, мира естественного и мира культуры, совместных усилий человечества по выработке истины, принадлежащей всем. Исторические и логические истоки образовательного движения при этом важно понять как постепенное расширение сообщества философов. Научное мировое сообщество неразрывно сливается с мировым образовательным сообществом.
Чтобы стать и оставаться правильным, образование должно распространять дух свободной критики, ориентированный на бесконечные задачи. Дух, творящий новые, бесконечные идеалы, дух универсальной теоретической рефлексии (Э. Гуссерль).

                2. ФИЛОСОФИЯ И ВЫСШЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Цели обучения философии в вузе многогранны. Ни одна из граней не отменяет другой. Философия нужна и как то, и как другое, и как энное.
Поскольку главная цель образования – духовное развитие его получающего, – развитие, на которое он сам научился бы смотреть как на высшее благо, постольку в нем необходима философия как теория духовного развития, теория ценностей и как теория образования и образованности.
Поскольку широкий общеобразовательный контекст любой специализации служит не фоном, не подготовительной ступенькой к столь часто и многими желаемой профессиональной ограниченности, но самодовлеющей ценностью, постольку от курса философии для всех факультетов, кроме философского, мы ждем уровня, который обеспечил бы создание такого контекста. Стало быть, нужна философия как «мать всех наук», как чистейшей мысли чистейший образец, как эталон, камертон, оселок и т. п.
Поскольку универсальность университета придает каждой специальности стереоскопичность, способность осознать свое место в семействе наук и установить плодотворную связь с ними, постольку мы нуждаемся в философии как классификации наук.
Поскольку главное содержание высшего образования – само исследование, искусство науки, компетентного, точного и доказательного мышления, и владение научным методом – способ мыслить и самостоятельно, и правильно, постольку общеобразовательный курс философии не может не быть теорией познания.
Поскольку в цель общего образования (развитие общих способностей личности) входит совершенствование генеральной человеческой способности – трудоспособности, а овладение общими способами деятельности выступает одной из важнейших предпосылок приращения знаний, постольку цель общеобразовательного курса философии включает в себя философию как праксеологию.
Практическая философия приходит к двум одновременным процессам человеческой деятельности. Человек создает прекрасные или только стройные формы, в которые бессознательно вкладывает свое нравственное содержание.
Стройность и красота упрочивают их существование и оставляют их памятником человеческой деятельности. Человек воплощает в жизнь нравственное содержание, ломая и перестраивая формы, в которые он его воплощает, по мере того, как они не удовлетворяют своему содержанию. Оба эти процесса вместе составляют историю человека и приводят к заключительному члену антропологии как стройной философской системы.
Этот заключительный член есть философия истории и культуры. Она включает в себя все предыдущее, потому что заключает в процессе развития то, что составляет предмет теоретической и практической философии.
Во всех фактах истории, независимо от всякой критики, присутствует убеждение в действительности человеческого сознания. Постепенно расширяя свое знание, человек все более и более овладевает реальным миром, отличая реальное знание от созданий своей фантазии.
Точно так же история все более выдвигает на передний план личность как источник всякой деятельности. Причины этой деятельности все яснее выказываются как внутренние идеалы, а не как внешние побуждения и принуждения.
Показатель образованности – способность к сознательно-волевому регулированию «потоком» ощущений, смутных представлений и неясных идей. Путь от смутных к ясным понятиям лежит через постижение принципов познания и способов познавательных действий.
Рефлексия необходима для преодоления личностью инертности чувственного мышления, представлений, суждений и самих методов познания, способов мышления. Рефлексия – умение отказываться ради истины от предвзятости, от своей субъективности.
Мышление образованного человека должно повиноваться логическим законам, а практические действия должны логически контролироваться. Логика обязана органически соединиться с курсом философии, развивая в студентах способность к самокритике, воспитывая у них отношение к истине как к процессу, приучая к постоянному пересмотру и совершенствованию понятий.
Важно изучать логические ошибки, их типологию и примеры и тренировать учащихся в их распознавании и предупреждении.
История философии необходима в качестве собрания типов наиболее продуманных и серьезных ответов на важнейшие мировоззренческие проблемы – как феноменология и типология мироотношений.
В наше время образование невозможно без истории познания, культуры, просвещения. Ибо философская рефлексия нашей эпохи с неотразимой и могущественной силой влияет на ход исторических событий, а никакая философия сегодня немыслима вне эпистемологической рефлексии природы, судеб и прогнозов познания. Природа познания и природа просвещения, неразрывно сопряженные друг с другом, прочно стали ныне в центр вопросов о настоящем и будущем отдельных стран и всего человеческого сообщества. Сегодняшнему человеку, чтобы дорасти до современности, приходится глубочайшим образом усваивать историю познания.
Для практики воспитания и обучения особенно важна тема о свободе и деспотизме, в наше время пронизывающая собой историю познания и философию этой истории. Слишком очевидна параллель между инерцией и давлением в сфере познания, с одной стороны, и социально-политическим насилием над людьми — с другой.
Своим методологическим достоинством история наук обязана тому обстоятельству, что она задействовала тему, проникшую в философию в XVIII в. окольным до известной степени путем. В то время перед рациональной мыслью впервые был поставлен вопрос не только о природе науки, ее основаниях, полномочиях и правах, но и вопрос о ее истории, о ее ближайшем прошлом и об условиях ее осуществления, вопрос о ее положении в настоящем.
Поначалу вопрос этот был услышан как сравнительно второстепенное вопрошание: философию здесь расспрашивали о форме, в которую она может облачаться в тот или иной момент в истории и о последствиях, которые из этого могут проистекать. Вскоре, однако, обнаружилось, что ответ, который давали на этот вопрос, содержал в себе риск выйти далеко за эти границы. «Просвещение» предстало в такой момент истории, когда философия обнаружила возможность конституировать себя в качестве образца, определяющего эпоху, а сама эпоха оказалась формой осуществления этой философии. Стало возможным прочтение философии одновременно и внутри рамок всеобщей истории и как принципа расшифровки последовательности исторических событий. С этих пор вопрос о «настоящем моменте» становится для философии вопрошанием, с которым она уже больше не может расстаться.
История познания стала важнейшей проблемой философии.
Вот уже в течение полутора столетий история наук с очевидностью выступает в качестве ставки в философской игре. И пусть работы таких авторов, как Койре, Башляр, Кавайе или Кангилем, отсылают нас к хронологически определенным областям истории наук. Работы эти выступили все же в качестве очагов важных собственно философских разработок в той мере, в которой они высвечивали различные грани этого сущностно значимого для современной философии вопроса о Просвещении.
В истории наук речь, собственно, идет о глубинном изучении того разума, структурная автономия которого несет с собой историю всевозможных догматизмов и деспотизмов.
В центр того, что волнует философскую мысль сегодня, вопрос о Просвещении был вновь поставлен благодаря многочисленным процессам, которыми была ознаменована вторая половина XX в.
Первый из них связан с той ролью, которую приобрела научная и техническая рациональность в развитии производительных сил и в игре политических решений.
Второй — это собственно история «революции», носителем чаяний о которой и выступил с конца XVIII в. рационализм. Теперь мы вправе спросить о его участии в последствиях установления деспотизма, среди которых эти чаяния затерялись.
Наконец, третий — это то движение, в русле которого — на Западе и у Запада — стали спрашивать о том, что дает право его культуре, науке, социальной организации и, в конечном счете, самой его рациональности претендовать на универсальную значимость. Не есть ли это только иллюзия, обусловленная его господствующим положением и его политической гегемонией?
Два века спустя после своего появления вопрос о Просвещении возвращается одновременно как способ осознания своих нынешних возможностей и доступных свобод. Но также и как способ спросить себя самого о своих собственных границах и полномочиях. Разум — это и опасность деспотизма, и единственная возможность избавления от него.
Не будем поэтому удивляться, что история наук, особенно в той своеобразной форме, которую придал ей Жорж Кангилем, заняла в современных дискуссиях о судьбах человека и человечества центральное место.
Человек одновременно и рациональное и чувственное существо, и его двойственность преодолевается игрой, понимаемой предельно широко и включающей в себя все виды искусства. Художественный образ вбирает в себя и концентрирует в себе жизненный опыт; он апеллирует к чувствам и стимулирует их, а вместе с ними и мысль. Игра предстает перед нами как форма познания и как одна из величайших учительниц человека и человечества.
Чтобы восполнить утрачиваемый смысл жизни в постоянно усложняющемся мире важно тренировать добродетели не только созерцания и рефлексии, но и рвения к истине, творчеству и самосовершенствованию, размышления над сложными проблемами, бескорыстного стремления к истине.
Воспитание призвано позаботиться об умственном развитии, достаточном для понимания ими различий между мечтой и учением, пророчеством и доктриной, утопией и наукой.
В цели философского образования входят стимуляция и поддержание умонастроения удивления перед сложностью, многообразием и тайнами мира.
Идея этического интеллекта имеет сверхобычное значение для университетского образования, поскольку она предостерегает от развития умственных способностей в отрыве от нравственности. Ум не разыщет истину, обязательно ошибется, если он не бескорыстен и не мужествен. Обучение философии, основанное на глубоком знании моральной организации человека, должно научить терпимости.
Развивающей способности силой обладает не изучение философии, а ее  изучение, нацеленное на развитие философского мышления, философствования.
В лекционных курсах и на семинарах необходимо обсуждать условия успеха студентов в социальной жизни, их готовности ответить на вызов времени. Нужна философия как теория искусства счастья.
В обучении важны игровые моменты (деловые игры; моделирование ситуаций).
Важны вопросы типа: «откуда мы это знаем», «как мы это узнали», «как верифицируется это знание», «что в данной проблеме остается недостаточно ясным, точным, аподиктичным». Другие примеры вопросов: «каковы другие подходы к той же проблеме», «как измерить ошибку измерений», «какова вероятность ошибки при применении этих методов», «есть ли другие способы решения», «как проверялась нулевая гипотеза», «насколько надежен этот метод».
Можно спросить: «что изменилось в миропонимании благодаря этому открытию», «каковы аргументы противников этой теории и насколько они убедительны», «это точное знание или правдоподобное рассуждение», «приведите примеры логической ошибки, аналогичной содержащейся в данном ложном утверждении», «поставьте (технический) диагноз по приводимым ниже данным», «которую из возможных технологий следует применить в данном случае, чтобы оптимизировать данный процесс», «какие живучие заблуждения рассеивает этот закон», «измените аксиоматику данной теории и соответственно измените положения последней», «применим ли в данном случае метод аналогий; почему», «приведите факты, противоречащие данному тезису», «какие мысленные и/или реальные эксперименты могли бы проверить данную гипотезу», «спланируйте эксперимент, способный выявить ведущие факторы данного процесса и отчленить их от случайных возмущений» и т. п.
Надобно учить рефлектировать: как я это узнал? благодаря чему мне это стало ясным? почему я не могу сосредоточиться? что мешает мне принять эту точку зрения? как я могу проверить это? как мне относиться к этим идеям и почему так, а не иначе? каких знаний и способов деятельности мне недостает, чтобы решить эту задачу? как и где найти эти знания и каким образом можно овладеть этими способами? и т. д.
Развивают способность к рефлексии вопросы и задания типа: «приведите утверждения, прямо противоположные данному, и проверьте, нет ли в них элементов истины»; «есть ли у Вас проверенные данные (экспериментов, наблюдений, логических построений и пр.), позволяющие Вам стать на позиции одной из расходящихся в философии школ (направлений, течений, подходов) или иметь собственную точку зрения, отличную от известных»; «каким путем Вы пришли к этому утверждению», «докажите, что в Ваших рассуждениях не содержится пристрастий, диктуемых чувствами», «какие принципы познания применены в процессе исследований, приведших к этому выводу», «какие общенаучные и конкретно-научные методы можно и нужно использовать при решении данной проблемы», «в каких иных ситуациях возможно применение данного метода» и т. п.
Во время семинарских занятий важно комментирование преподавателем вопросов студентов. Нужно поощрять к умным вопросам, надобно культивировать вопросы, полезно обсуждать и самое качество вопросов. Студентам необходимо давать задания по самостоятельному составлению задач. Публичные защиты рефератов, курсовых работ, дипломов, бакалаврских и магистерских диссертаций должны принимать форму только активных свободных дискуссий.
Оппоненты обязаны намеренно оппонировать, т. е. противоречить, сомневаться, отрицать, опровергать идеи, а главный диспутант – их защищать, обосновывать, доказывать.

                Заключение

Судьбы мира зависят от нашей способности трезво мыслить, от готовности подвергать сомнению все надежды и устремления и отвергать их, если они заключают в себе опасность. Значит, воспитание ума, нацеленное на предотвращение личных и общественных трагедий, должно включать в себя последовательное усвоение философских наук.
В противном случае весь мир шаг за шагом будет охвачен тиранией. Победа тирании возможна только как победа недомыслия.
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------
 
 
 
 
 



Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter