Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Много многознаек не имеют разума. Надо стремиться не к многознанию, а к многомыслию.

Демокрит

Сенько Ю. В. Учебный процесс: сотворчество педагога и учащегося

Автор: Ю. В. Сенько

             Учебный процесс: сотворчество педагога и учащегося

          Ю. В. Сенько

Среди людей творческих профессий прежде всего называют представителей искусства — художников, музыкантов, писателей, артистов, среди которых почему-то теряется учитель. По-видимому, это связано с тем, что педагогическая профессия, гротескно описанная еще автором "Похвалы глупости", не входит в перечень творческих. Низок ее социальный престиж, а широкое распространение, массовость "работают" против: не может же быть столько творческих личностей в одной сфере, поскольку творчество — удел "избранных".
Да и о каком творчестве учителя может идти речь, если для решения задачи-минимум ему "всего лишь" нужно поднять ученика до стандартного уровня образования, и при этом он еще пользуется разработанными дидактикой и методикой нормативными предписаниями. Повторявшаяся же до недавнего времени из года в год работа по единственному учебнику, по единым государственным учебным планам и программам укрепила в массовом сознании (в том числе и самих педагогов) представление о работе учителя как рутинной и шаблонной. Не способствовали развитию инициативы и творчества в школе ее изолированность от общества, отчуждение учителя от ученика, учителя и ученика от их собственных задач и устремлений.
В последние годы наметилась тенденция к освобождению от стереотипов в оценке деятельности учителя: в полный голос заявили о себе педагоги-новаторы, появилось значительное число инновационных школ, экспериментальных площадок, в законодательном порядке закреплено право учителя на разработку авторских программ. И все же вряд ли разрешился вопрос, является ли труд педагога творческим или нетворческим, не утихла ведущаяся еще со времен К. Д. Ушинского полемика о соотношении науки и искусства в педагогической практике, продолжается исследование характеристик профессиональной деятельности и личности учителя, а также его творчества.
При рассмотрении творческих аспектов преподавания анализируются гносеологические, технологические, организационные и другие стороны взаимодействия "преподавание — учение", но. онтология творчества учителя как необходимого условия осуществления процесса обучения специальному анализу еще не подвергнута. Общеупотребительное, ставшее уже привычным словосочетание "творчество учителя", взятое вне контекста обучения, лишь односторонне отражает этот феномен, поскольку вне анализа системы (процесса обучения) вряд ли возможно содержательно представить сам труд учителя.
Рассмотрим деятельность педагога как сотворчество, и в первую очередь с учащимися, хотя для полного анализа необходимо исследование сотворчества учителя с другими участниками процесса обучения — коллегами, родителями учащихся, педагогами, работающими в системе дополнительного образования, авторами учебников, технологий, методик обучения и другими "соавторами" процесса обучения.
Переход от анализа творчества учителя к изучению его сотворчества с учащимися связан с изменением парадигмы образования, его идеала: от "человека образованного" к "человеку культуры" (В. С. Библер). В отличие от "человека образованного", усвоившего и использующего достижения социума, "человек культуры" сопрягает в своем сознании разные культуры, ориентирован на друципиально неформализуемой "культуре Мастера" (М. М. Бахтин) — глубинная основа сотворчества в учебном процессе. К сожалению, массовая практика обучения по-прежнему подчинена целям трансляции социального опыта, а личностное знание, культура учителя есть нечто второстепенное, необязательное.
Вряд ли можно согласиться с тем, что дидактика не рассматривает в качестве элемента содержания обучения (кстати, существенные различия между содержанием образования и содержанием обучения остаются невыявленными) культуру самого процесса обучения (дидактическую культуру). Ведь именно в ней наиболее рельефно выражается соавторство учителя и учащихся, их готовность к взаимопомощи, наличие (или отсутствие) у них установки на собеседника, на изначальную адресованность своей активности "значащему Другому" (В. С. Библер), на "презумпцию понимания" (Г. С. Батищев).
С учетом жизненного опыта учащихся и учителя диалектика содержания процесса обучения может быть представлена как взаимодействие трех культур: "ставшая" (социальный опыт), аккумулированная в проектах содержания образования, учащегося и учителя. Считаем важным подчеркнуть, что содержание обучения реально создается в процессе обучения и выступает продуктом сотворчества учителя и учащихся. Это же касается их отношений, целевых установок, мотивов, ценностных ориентации, способов сотрудничества и др.
Конечно, учитель включается в процесс обучения прежде всего в качестве "полпреда" науки и других форм общественного сознания, уже подвергнутых определенной дидактической проработке. Однако он дает учащимся не только знания, но и свое мотивационно-ценностное отношение к ним. Обезличенность же преподаваемой учителем системы знаний, установка на устранение из них собственных сомнений, переживаний, размышлений, озарений — все эти проявления так называемой закрытой позиции учителя приводят к утрате эмоционально-ценностного подтекста обучения и обедняют его. Говоря о работе мастеров педагогического труда, В. А. Сухомлинский подчеркивал, что учитель открывает учащимся не только окно в мир знаний, но и свой собственный внутренний мир, выражает сам себя.
Подчеркнуто обезличенная манера изложения может быть уместна как дидактический прием, но она заведомо ущербна как стиль, принцип взаимодействия и общения учителя с учащимися. Гораздо плодотворнее открытая позиция учителя, которая при определенных условиях вызывает у школьников ответное желание раскрыться. Когда учитель передает учебный материал, пропуская его через призму своего восприятия, личного опыта, он тем самым моделирует определенное отношение к этому материалу учащихся. Конечно, такой подход требует педагогического чутья, такта, учета состава класса, уровня его развития, психологического настроя, предыстории отношений учителя и учащихся.
Одновременно с конструированием содержания обучения развертывается процесс совместного овладения им учеником и учителем. Учитель вводит в него "связи обмена деятельностью" — понятия, факты, законы, методы, ценностные ориентации, стиль мышления и др. , фиксирующиеся в знаках, символах, правилах языка науки, содержание которой представлено в конкретном учебном материале. Благодаря их объяснению создаются необходимые условия для восприятия, последующего изучения и понимания предмета.
Учитель раскрывает значения "связей обмена деятельностью". Эти значения ведут "двойную жизнь", "выступают перед субъектом и в своем независимом существовании — в качестве объектов его осознания и вместе с тем в качестве способов и "механизма" сознания, т. е. функционируя в процессах, презентирующих объективную действительность" (Леонтьев А. И. Деятельность. Сознание. Личность. М. , 1975. С. 174). Выраженная в понятиях "значение" и "смысл", эта дву-валентность является фундаментальной характеристикой языка, любой социально-культурной деятельности и рассматривается как предрасположенность к диалогу (см. : Михайлов И. Ф. Субъект, субъективность, культура // Философские науки. 1987. № 6).
Двувалентность "связей обмена деятельностью" обнаруживается и в слове учителя, с которым он обращается к учащимся в ходе объяснения. Здесь значение слова — предметное содержание учебного материала, а смысл — нормативные, ценностные и другие отношения учителя к материалу, которые порождены взаимодействием "преподавание — учение". Эта же двувалентность содержания обучения ("значение" и "смысл") проявляется в учебных текстах, которые "оживают" в обучении. Учитель и ученик овладевают не только содержащимися в тексте "значениями" и проникают в "коммуникативные намерения" (Л. С. Выготский) автора текста, но и наделяют текст своими смыслами, становятся его соавторами.
Осмысление в обучении выступает как субъективное отражение значений, обусловленное взаимодействием "преподавание — учение". Осмысление учебного текста, т. е. наделение его смыслами, предполагает такие совместные действия, как перевод на "свой" язык, доопределение, переформулировку, проблематизацию, прояснение, принятие, выход за его границы и др. Включение учебного текста в отношение "преподавание — учение" создает предпосылки для овладения его значениями, наполнения личностными смыслами, что служит предпосылкой сотворчества учителя и учащегося.
Содержание образования (часть социального опыта, ему изоморфная) развертывается в контексте культуры учителя и ученика. При этом реализуются специфические отношения между их сознаниями, а само понимание становится результатом сотворчества. Герой одного из фильмов о школе в сочинении на заданную тему написал: "Счастье — это когда тебя понимают". Добавлю, понимают и принимают не только рационально, но и эмоционально. В этой ситуации взаимопонимание становится "смысловым содержанием бытия" (М. М. Бахтин), способом совместного "проживания" и переживания обучения и учителем, и учеником.
Чтобы обеспечить понимание, учителю необходимо раскрыть не только значение того или иного элемента содержания образования, но и его смысл в контексте и в связи с другими элементами "чужого" и личного опыта: знаниями, умениями и навыками, опытом творческой деятельности, опытом эмоционально-ценностных отношений. Контекстуальные же смыслы существуют лишь в сфере субъект-субъектных отношений, т. е. в диалоге.
Диалогические отношения в обучении предопределены не только природой (происхождением) содержания образования, но и самим процессом обучения. Вследствие своей универсальности диалог — не фрагмент учебного занятия, он не кончается с той или иной учебно-познавательной ситуацией, независим от нее, хотя ею и подготовлен. Диалог "учитель — ученик", "ученик — ученик", "ученик — учебник", "ученик — компьютер" — это диалог человека с человеком, а не обучающего и обучающегося. В диалоге исчезают жестко закрепленные социальные роли "учителя" и "ученика". "Движущими силами общения должны быть обе стороны — и взрослые, и дети. По обе стороны диалога находятся и творцы, и творимые" (Философско-психологические проблемы развития образования. М. , 1981. С. 126).
Ориентация на культуру участников учебного диалога прослеживается в таких тенденциях развития сегодняшней школы, как: гуманистическая и гуманитарная направленность образования, личностная обращенность, создание учащимся реальных стартовых возможностей для жизненного самоопределения. Диалог выступает в качестве способа преодоления ряда антиномий процесса обучения: между профессиональной подготовкой и всесторонним развитием, самостоятельностью и руководством, репродукцией и творчеством.
Умение строить диалог в соответствии с дидактическими целями учебного занятия — показатель уровня профессионализма учителя. Ведь он "носитель проникновенного слова, т. е. такого слова, которое способно активно и уверенно вмешиваться во внутренний диалог другого человека, помогая ему узнавать собственный голос" (Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. М. , 1963. С. 325). Взаимодействие учителя и учаидихся в обучении — центральное звено в педагогике сотрудничества. При всем многообразии методического почерка учителей — будь то применение "опорных сигналов", как у В. Ф. Шаталова, или анализ литературного произведения через призму художественной детали, являющейся ключом к его пониманию, как у Е. Н. Ильина, — важнейшим для них является построение диалога на уроке. В этом случае урок становится продуктом сотворчества учителя и учеников. "Спасибо вам, дети, вы мне сегодня помогли", — благодарит своих шестилеток после урока Ш. А. Амонашвили.
Диалог в обучении между учителем и учеником — это не только и не столько спор, полемика, дискуссия, в ходе которых могут быть подвергнуты сомнению, переоценке различные элементы социального опыта. Он дает множественность ракурсов, на пересечении которых проявляется, по М. М. Бахтину, "доверие к чужому слову, ученичество, поиск глубинного смысла, согласие, наслаивание смысла на смысл, голоса на голос, усиление путем слияния (но не отождествление), дополняющее понимание, выход за пределы понимаемого" (Эстетика словесного творчества. М. , 1979. С. 300).
Готовность учителя встать в позицию ученика или в оппозицию к нему — принципиально важное условие сотворчества. Такая установка предупреждает ориентацию обучения на так называемый утвердительный характер, когда поставленный на занятии вопрос должен быть разрешен однозначно. При этом подразумевается, что гипотезы, проблемы, факты, в том числе предложенные и учащимися, есть малозначимые детали знания, сами по себе не имеющие ценности, а вся суть в "окончательном" объяснении. Естественно, что идущие от жизни вопросы учащихся, пронизанные ее противоречиями, зачастую противостоят этой установке. Но она живуча и ее — что немаловажно — поддерживают сами учащиеся, приученные ждать и получать от учителя "окончательные" ответы.
Следствие утвердительного характера обучения — обесценивание их жизненного опыта. Лобовое противопоставление опыта школьников научному знанию, демонстрация его несостоятельности перед безоговорочным носителем истины — наукой порождают у детей своеобразный феномен "запуганного сознания". Убедившись в том, что привычная для него точка зрения не ведет к искомому ответу, ученик замыкается, не воспринимает доводы, теряет интерес к диалогу с учителем. В результате этого жизненный познавательный опыт не может стать продуктивным компонентом учебного процесса, не "вписывается" в его контекст. В таких случаях ученик молчит, даже если знает "эталонный" ответ. А "соучастная установка" учителя позволяет предупреждать эти негативные моменты. Но при этом следует учитывать, что, как правило, неточны, неверны обобщение и выводы ученика, но не сами факты, на основе которых они сделаны. Поэтому надо всячески подчеркивать точность и тонкость жизненных наблюдений школьника. Необходимо признавать право учащегося на ошибку: "прекрасная ошибка", "неслучайная ошибка", "ошибка, которая ведет нас к истине", "спасибо, твое мнение дает нам пищу для размышлений" и др. В этой ситуации можно использовать прием "критики в форме самокритики". Учитель приписывает себе ошибочное суждение, типичное для учащихся, и подвергает это суждение критике. При этом он показывает учащимся, в чем заключается ошибка, и как он ее преодолевает: "когда-то мне казалось. . . ", "раньше я думал, что. . . ". Следует помнить, что многие ответы учащихся, не адекватные поставленному вопросу, проистекают от непонимания вопроса или некорректной его формулировки. В этих случаях продуктивна переформулировка вопроса: "Тут, наверное, моя вина: я не совсем точно поставил вопрос. Попробуем так. . . ".
Учитель стоит перед сложной ситуацией: надо формировать сугубо аспектное, фрагментарное (адекватное данному учебному предмету и стандарту образования) видение действительности и вместе с тем убеждать учащихся в ограниченности такого видения, в необходимости панорамного, целостного подхода к окружающему миру. Такая ситуация порождена противоречием между "предметной" организацией "ставшей" культуры и "проблемной" организацией культуры учителя и учащихся, их жизненного опыта.
На уроке учитель работает не с одним, а с группой учащихся, он должен слышать голос каждого из них, вычленять в этом многоголосии материал для дискуссионного общения, создания проблемных ситуаций, взаимокорректировки, взаимообогащения. Может быть, здесь мы имеем дело с сущностным, но до сих пор редко учитываемым противоречием процесса обучения: с одной стороны, стремление учащихся к согласованности, к достижению общей позиции в ходе диалога (полилога), опирающееся на их жизненный опыт; с другой — многообразие, несовпадение их точек зрения, ориентации в знаниях и способах деятельности. В таком реальном процессе обучения открываются новые возможности для взаимообучения и сотворчества.
Во власти учителя создать гармонию или диссонанс опыта учащихся со своим собственным и с опытом науки. Говоря словами Я. Корчака, пусть обучение движут вера в опыт, сотрудничество и совместная жизнь. Пусть в сотворчестве учителя и ученика, в диалоге их культур переплавится зафиксированная в содержании образования общечеловеческая культура, а итогом этого сотворчества будет обогащение духовного мира и ученика, и учителя.
=========================



Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter