Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Если свойства человека надлежащим образом развиты воспитанием, он действительно становится кротчайшим существом. Но если человек воспитан недостаточно или нехорошо, то это самое дикое существо, какое только рождает земля.

Платон

Суд школьников (публикация и примечание Б. М. Бим-Бада)

Автор: Не известен

Не подписанная статья «Суд школьников» из журнала «Свободное воспитание». 1910/1911. № 8. Столбцы 27-38.
 
Ранняя весна в Берлине. Мокрый песок хрустит под ногами, птицы отчаянно гомонят в голых ветвях деревьев. Им кажется, что вот-вот и первые листочки вылезут из крепкой коричневой почки и развернутся зеленым букетиком. Солнышко поддерживает их в этом убеждении, но ветер обдает прозрачным холодным душем. В нем чувствуется и холодное дыхание зимы и первый тонкий аромат от тающей земли и прелых листьев. Улица берлинского предместья, чистенькая, с садиками, с небольшими зелеными лужайками, ведет меня к неказистому двухэтажному домику, стоящему в саду.
Я вхожу в сад, здороваюсь с детишками, которые здесь бегают и шалят, и мы все шумной толпой лезем наверх в комнаты.
Входим в небольшую библиотеку. Посередине стол, кругом стулья, у стен полки с книгами и отодвинутая черная доска.
Высокий рыжий мальчуган выдворил всю мелкоту из комнаты и там остались лишь четверо: две девицы лет 14-16 и два мальчика лет 12-13. Это судьи и секретарь. Они суетливо пишут тетрадки и приготовляют всю канцелярщину, видимо запущенную. Мяч, солнце и велосипед — серьезные соперники бумагомаранию. Возникает шумный спор, — секретарь перепутал преступления, главный судья не помнит, когда кончается срок выборов одного из судей, претендентов — увы! — еще нет, римское право тут тоже плохой помощник, а впереди при этом еще каверзное дело, где запутан сам прокурор. Как тут не волноваться! С помощью здравого смысла понемногу во всем разбираются, и рыжий блюститель порядка получает приказ впустить ребят; сами же судья удалились в соседнюю комнату.
Ребята вваливаются шумной толпой, человек в 25, и, как воробьи, рассаживаются по всем выступам и карнизам. Из их кучи выделились два помощника рыжего блюстителя и два адвоката, готовые, если попросят, защищать оскорбленную невинность, и встали важно у черной доски.
Между тем, из толпы сыпались шутки, замечания: «Ну, берегись, Ганс, зададут тебе сегодня перцу!» – «Не толкайся, а то я пожалуюсь суду».
Белокурая девчоночка Херда, лет восьми, с чудными карими глазами, протолкалась вперед, уселась с важным видом на единственном стуле и сложила руки с самым молитвенным выражением. Ей, очевидно, очень нравилось принимать участие в такой торжественной церемонии.
Ни одного взрослого, кроме меня, в гостя. В комнате не было.
Появился торжественно суд и уселся за столом. Председатель, девица лет 16-ти, объявила, что Георг, мальчик лет 13-ти, вступил в должность судьи после выборов на предыдущем общем собрании.
Суд приступил к разбору дел и вел себя с большим достоинством.
Все же чувствовалась смесь игры, напущенной важности с пробивающимся сознанием своих прав, удовлетворения от возможности своим разумом распутываться в своих делах.
Так как Георг был раньше помощником распорядителя и попал теперь в судьи, то потребовались выборы нового слуги. Председатель вызвал желающих. Разом поднялся общий галдеж и претенденты яростно замахали руками. Ясно, что общественная служба очень ценится.
Девица-председатель объявляет, что шумящие будут удалены за дверь. Шум понемногу стихает, а судьи, пошушукавшись, выбирают в слуги краснощекого парнишку, который с торжественным видом отправляется к своему посту — двери.
Начинается разбор первого дела. Как раз замешан один из судейских слуг. Проделка в следующем: подсудимый Рейнгард стащил ящик с красками у другого мальчика. Англичанин Томкинс помог ему в этом. Краски разобрали, а ящик разломали и бросили.
Англичанин Томкинс — участник в проделке, находится в коридоре. Дело в том, что Томкинс еще раньше сильно шумел, и рыжий блюститель порядка, Гюнтер, выдворил его за дверь. Томкинс при этом сильно упирался и вылетел с большим шумом.
Гюнтер — малый лет 16-ти, великорослый, видимо из отсталых детей. Ухватки его грубы, и усмирение непокорных идет довольно бурно, но все же он исполняет свои обязанности довольно хладнокровно. У него есть представление, что теперь его сила идет на службу праву, и поэтому чем сильнее он толкает, тем лучше он исполняет свое дело.
Так как Томкинс упирался больше из упрямства, то в коридоре происходит небольшой бой, и Гюнтер возвращается немного растрепанный и покрасневший, но с чувством собственного достоинства.
Теперь в деле выясняется необходимость в Томкинсе, и его зовут предстать перед судом.
Томкинс недавно поступил сюда из обычной казенной школы со всеми ее прекрасными достоинствами. Он все время прибегает к уверткам и угрозам: «Где? Когда? Да ты видел?» и смотрит при этом весьма угрожающе на малышей, что — увы! — ему здесь мало помогает.
Выясняются при общем участии обстоятельства дела и стоимость ящика с красками.
Вообще аудитория часто вмешивается в дело, ее замечания интересны, особенно любопытны замечания маленьких ребят, вырабатывающих себе правовые понятия на реальных, доступных их пониманию, конфликтах.
Когда шум от замечаний особенно усиливается, председатель, слушавший с удовольствием остроты, вдруг вспоминает, что он — председатель суда, что здесь не вече, и важным голосом делает замечания.
Рейнгард согласен возместить стоимость лишь трех красок. «Ну, это мы увидим», — замечает председатель, удаляет подсудимых в коридор и приказывает служителю никого не пускать без разрешения суда.
Потерпевший соглашается, что ящик был не новый, и заявляет, что он может спросить у родителей, сколько было заплачено за ящик. Дело откладывается до следующего раза.
Секретарь, смуглая девица лет 15-ти, читает второе дело об оскорблении блюстителя порядка Гюнтера шестью маленькими шалунами.
Аудитория сильно волнуется, когда вся компания выдвигается вперед. Председатель, девица Ирмгард, идет к двери исполнять должность Гюнтера, пока последний занят в суде, так как дело, можно сказать, государственной важности и нужен большой авторитет, чтобы сдержать пыл и волнение аудитории. К тому же Гюнтер заявляет, что он не хочет быть больше блюстителем: его дразнят, смеются, не дают прохода!
А один судья при этом серьезно добавляет: «Особенно постыдно, что пристают и дразнятся не только у нас в школе, но даже на улице. Выносят свои дрязги. Пфуй!»
Шесть крепких кряжистых малышей мнутся перед столом судьи, подталкиваемые сзади служителем. Они смущены, но стараются поддержать свое достоинство и переходят в положение нападающих. Шалить-то они мастера, но защищаться им трудно (малы и в диалектике слабы).
Судья их спрашивает, не желают ли они защитника. «Конечно! Да!» — Увы! Их адвокат довольно плох. На его лице отражается смущение, он еще недостаточно искушен в прелюбодействе мысли, — и ему трудновато защищать то, что ему самому кажется неправым. Он все время ухмыляется, разводит руками, особенно когда кто-нибудь из шалунов яростно наскакивает, одергивает его: не порти, мол! Защита его заключается в том, что он умильно смотрит на судей, всем поддакивает и иногда бормочет: «Ну, что ж, они — маленькие. Грех попутал! Надо извинить!» и что-нибудь еще в этом роде.
Ранье Гюнтер был сам коноводом шалунов, и когда его остроумно выбрали блюстителем порядка, то шалунам пришлось плохо. Он знал все их проделки, места, где они прячутся, и при этом гораздо сильнее их.
Когда шайка не могла ничего с ним поделать, начались насмешки. Тут-то и сказалась польза общественной организации в школе. Более чуткие и справедливые оказались на стороне Гюнтера, вытащили дело на суд и подкрепили его колеблющуюся добродетель.
Шалуны с обиженным видом напирали на то, что он сам все это проделывал с ними раньше, что он дерется и зря придирается.
Ряд свидетелей выступает против шалунов, один за другим доводы малышей разбиваются, и смущенный защитник просит хоть о мягком приговоре.
Гюнтеру, видимо, льстит, что умная и влиятельная часть детей на его стороне, и он после просьбы председателя берет свой отказ от должности обратно. Приговор скор и милостив: «Извинение на общем собрании детей». (Это происходит ежедневно от 12 до 1 ч., — так называемые уроки взаимных бесед).
Объявление приговора и поражение буянов вызывает их недовольство и ряд новых обвинений против Гюнтера. Председатель замечает им, что все это они могли сказать и раньше. Публика смеется, а маленькая Херда в восторге хлопает руками. Председатель утешает буянов замечанием, что у них есть право возбудить новое дело в следующую пятницу.
3-е дело. Девица Рената лет 15-ти против мальчика Ганса лет 14-ти, у этих, кажется, вообще феодальная война. Он ее дразнил, она его толкнула, а он ее ударил. Дело небольшое, и жалоба суду, очевидно, подана в пылу гнева и обиды. Оба добродушно смеются. Он признается, что бранился. Но она его-де тоже дразнила. Голос из публики замечает, что ысе это пустяки и нечего с этим делом в суд. Оба извиняются, и дело кончено.
…....................
… Организатор школы Бартольд Отто[1] … является последней инстанцией в случае разногласия, но в работу суда не вмешивается. Я вспомнил суровое подобие Запорожской сечи, царившее в школе, где я учился, где наше детское сообщество пороло фискалов, старшие мальчики мучили и эксплуатировали младших, и при этом все наши законы и решения были глубокой тайной для взрослых.
А ведь можно с громадной пользой для развития ума и характера ребенка воспользоваться всеми примитивными обычаями и стремлениями, царящими в детском обществе, если бы взрослые пришли на помощь вместо того, чтобы лишь бороться с этим и наказывать. Стремление бегать в Америку, жестокий детский самосуд, драки, патронаж старших, жестокость к животным и многое другое могло бы быть повернуто в другую сторону использовано — как лучшие помощники и пружины для прогресса работы вместо преследования и наказания. Но для этого нужно то, чего у нас нет в России: доверие к чужому разуму и свобода для действий.
[...]

[1]    Привожу сведения об этом выдающемся педагоге (примеч. мое. — Б. Б.).
      Отто, Бартольд (Otto, Barthold), 1859-1933. Германия. Практические нормативы Отто, его выступления против формализма, наказаний, судилищ были широко известны и в Германии, и в России. В теоретическом плане исследования Отто центрировались вокруг проблем взаимоотношения поколений и природы воспитания как взаимодействия воспитателя с воспитуемыми. Отто отталкивался в решении этих проблем от гербартианской по своим историческим корням психологии народов позитивиста Х. Штейнталя (1823-99), считавшего «инстинктивным выражением самосознания народа», его психологии – язык, продукт перенесения на природу свойств субъекта, а также – от концепций этнической психологии М. Лацаруса (1824-1903), трактовавшего индивида в качестве звена психической связи, объединявшей людей в общество. Отто продолжал традицию психологического «атомизма» Гербарта, рассматривавшего различие психических деятельностей индивидов как результат взаимоотношений между их душами. Важнейшим в социально-психологическом обосновании Отто своей педагогики было понятие «народоорганического мышления», выводимого из понятия «народного духа», объективным выражением которого являются язык, нравы, общественные учреждения и т. п. Каждое новое поколение, рождающееся-де уже несколько более совершенным, чем предшествующее, несет с собой все необходимое для формирования его «народоорганического мышления», а именно – представления и стремления. Поэтому воспитатель и учитель ничего не могут дать детям, но лишь – освободить изначально наличествующее в них; учитель играет роль стимулятора, побудителя духовных сил, и в этом заключена суть духовного общения учителя с учащимися. Отсюда – требование индивидуализации обучения через свободу спонтанной активности и самодовлеющего развития ребенка. Профессионализацию школы Отто причинно связывал с тем видом «социального воспитания», который он называл «организованным альтруизмом» и против которого выступали Шпрангер и Литт, обвинявшие Отто в «сужении» понятия социального воспитания и в «либеральном» отрицании ведущей роли государства в образовании (у Отто государство – «партнер» воспитателя, не более). Исходя из своих социально-психологических основоположений, ядром педагогического процесса объявлял родной язык, вокруг которого объединялись остальные знания (комплексное обучение). Наряду с В. Штерном заложил основы исследования специфики «детского языка», положив его в основу создававшейся им вместе с Шаррельманом и Гансбергом пользовавшейся огромным успехом популярной литературы для детей. Внес большой вклад в развитие научно-популярной педагогической литературы для родителей, наряду с Г. Литцем (1868-1919) способствовав практической реализации идеи единства воспитания в семье и школе (через, в частности, родительские советы при школе). После Фëрстера был самым читаемым и популярным педагогом в Европе до II мировой войны. Важнейшие теоретические работы: «Школа Будущего» (Die Zukunftsschule. Bd.1-2. B., 1901-04), «Духовное общение со школьниками в ходе комплексного обучения» (Geistiger Verkehr mit Schülern im Gesamtunterricht. B., 1907), «Детский язык» (Kindermundart.B., 1908), «Народоорганическое мышление» (Volksorganischer Denken. Bd. 1-4. B., 1925-26).



Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter