Бим-Бад Борис Михайлович

Официальный сайт

Завидую тебе, о кленовый лист.
Ты высшей достигнешь красоты
И тихо упадешь на землю.

Сико

Седова Е. Е. и др. Деятельность русских кадетских корпусов в Российском Зарубежье первой волны

Автор: Е. Е. Седова

Седова Е.Е., Черных Ю.Н., г. Воронеж
Деятельность русских кадетских корпусов в Российском Зарубежье
 «первой волны»
Учащиеся военно-учебных заведений дореволюционной России - кадеты и юнкера - уже на самом раннем этапе разгоревшейся в России Гражданской войны выступили в качестве консервативной силы, противостоявшей «триумфальному шествию советской власти» и сыграли важную роль в формировании белых армий. Воспитанники военно-учебных заведений являлись наиболее надежной опорой белого командования в годы Гражданской войны.  После эмиграции из России уже в начале 20-х годов командование Русской армии стремилось в первую очередь разместить и обеспечить за рубежом наиболее надежные части, соответственно предполагая в дальнейшем сделать их своей опорой. Среди них большое внимание уделялось именно кадетским корпусам. В Российском Зарубежье в 1920-1940 гг. действует 5 кадетских корпусов: Донской Императора Александра III, Крымский кадетский корпус, Первый Русский кадетский корпус, Морской   кадетский   корпус, Корпус-лицей имени императора Николая II.
 Первый русский кадетский корпус. Этот кадетский корпус занимает ведущее место в истории российских эмигрантских военно-учебных заведений. Именно с его созданием в марте 1920 года начинается история кадетского воспитания за рубежом. Группы воспитанников Киевского и Одесского кадетских корпусов были сведены в один под названием Русского Сводного во главе с директором генерал-лейтенантом Б.А. Адамовичем. Корпус предлагалось именовать Русским кадетским корпусом в Сербии, затем Русским Киево-Одесским, 1 октября было присвоено окончательное название Русского кадетского корпуса в Королевстве сербов, хорватов и словенцев, сохранившееся до конца пребывания в Сараево, т.е. до осени 1929 года.  С самого начала существования в эмиграции руководство Первого Русского корпуса столкнулось с теми же проблемами, что и другие российские кадетские корпуса: обустройство помещений для учебных занятий, создание хозяйственных служб, обеспечение финансирования и т.п.[10; 10].
Денежное довольствие преподавателям, обслуживающему персоналу и кадетам выдавалось из средств югославской Державной комиссии, курировавшей русские военно-учебные заведения, однако материальное положение продолжало оставаться тяжелым. Первые годы пребывания Первого Русского корпуса в Сараево основные усилия руководства были направлены на устройство помещений, приобретение учебников, оформление классов. Руководство Первого Русского корпуса обращало большое внимание на качественный подбор преподавателей, стремясь на высшем уровне обеспечить учебный процесс. Наличие высококвалифицированных преподавателей и воспитателей способствовало быстрому росту популярности Русского кадетского корпуса в среде Российского Зарубежья, которая достигла высшей точки в  1930-е годы.
В 1929 году политические и военные круги Югославии поставили вопрос о закрытии корпуса. В его защиту выступила общественность: как русские эмигранты, так и югославские видные деятели культуры и науки. Решающая роль в деле сохранения корпуса принадлежит югославскому королю Александру I, не допустившему его расформирования. Однако, хотя корпус и был сохранен, ему пришлось покинуть Сараево и переехать в Белую Церковь, в здание Крымского кадетского корпуса, приняв в свой состав 114 кадет и часть персонала этого корпуса[6;19]. Руководство корпуса и ряд российских эмигрантских организаций направили обращение к югославскому правительству и к Державной комиссии с просьбой не закрывать корпус. Корпус удалось отстоять, более того, в 1938/39 уч. году был восстановлен отсутствующий 4-й класс, после чего корпус снова стал учебным заведением с полным числом в 8 классов, разбитых на три роты[6; 22]. Первый Русский кадетский корпус просуществовал до осени 1944 года, приняв в свой состав персонал (в разное время в нем служило 175 чел.) и кадет упраздненных Крымского и Донского корпусов. При подходе советских войск к Белграду корпус был передислоцирован из Сараево в Чехословакию, а затем на немецкую территорию, оккупированную американскими войсками. В апреле 1945г. его остатки были интернированы в Зальцбург (Австрия). Корпус за 24 выпуска окончили 906 кадет, и в 1944/45 г. в нем оставалось более 190 кадет и около 40 чинов персонала[5; 415].
Донской Императора Александра III кадетский корпус, находившийся до революции в г. Новочеркасске, был эвакуирован англичанами в Египет и размещен в окрестностях г. Измаилии в конце декабря 1919 года. В 1922 г., по согласованию с П.Н.Врангелем, приказом Донского атамана от 25 сентября 1922 г. корпус был переименован в Донской императора Александра III кадетский корпус. Донской корпус был перемещен в Билече, на границе Герцеговины и Черногории, где оставался до сентября 1926 г. После размещения в Билече корпус насчитывал около 120 кадет и их «жизнь и занятия постепенно налаживались по выработанной программе, в которую входили лекции, прогулки, гимнастические игры и купанье в море. Кадет иногда отпускали в отпуск...»[5; 231]. В 1926 году  корпус был переведен в Горажде, в Боснии, где и оставался до конца своего существования.
Донской корпус сразу же превратился в одну из опор командования бывшей Русской армии и РОВС. Он состоял из 6-ти классов и двух приготовительных; некоторые классы имели по два отделения. Учебная программа соответствовала курсу Российских кадетских корпусов, с прибавлением некоторых предметов по требованию Министерства просвещения Королевства С.Х.С. Власти Югославии, не препятствуя деятельности российских военно-учебных заведений на территории страны, в то же время контролировали проведение учебных занятий, стремясь включить их в систему обучения югославских школ с тем, чтобы унифицировать российские и югославские аттестаты. Уровень преподавания в Донском кадетском корпусе был довольно высок. В Корпус пришли многие высококвалифицированные преподаватели, с середины 1920-х годов профессорско-преподавательский состав представляли опытные военные специалисты[2]: «Донцы и в Югославии поддержали старую традицию: «особенно процветали у нас точные науки. Донцы всегда были хорошими математиками, а тут еще и преподаватели попались на редкость хорошие»[5; 300]. Персонал насчитывал более 70 человек.
В середине 1920-х годов Донской кадетский корпус превратился в признанное военно-учебное заведение, поступить в которое стала стремиться эмигрантская молодежь. В 1929 году Донской кадетский корпус подвергся серьезной реорганизации и в его состав были влиты кадеты расформированного Крымского кадетского корпуса.
С 1-го сентября 1929 г., в связи с тем, что Русский кадетский корпус получил наименование «Первого Русского», Донской корпус был наименован — 2-й Русский Донской Императора Александра III кадетский корпус. В Горажде корпус существовал до августа 1933 г., после чего был закрыт, а кадеты и большая часть персонала были переведены в Белую Церковь (Югославия). Донской кадетский корпус сыграл в 1920-е - 1930-е годы большую роль в процессе консолидации российских военных беженцев за рубежом, в деле военно-профессиональной подготовки эмигрантской молодежи[1; 119].
Крымский кадетский корпус. 9 октября 1920 г. генерал Врангель отдал приказ о создании на основе Петровского Полтавского кадетского корпуса и  Владикавказского кадетского корпуса нового военно-учебного заведения - Крымского кадетского корпуса. Эвакуация Крымского кадетского корпуса началась ночью 1 ноября 1920 г., через три дня судна прибыли в Константинополь, где к ним присоединился Феодосийский интернат. Всего оказалось свыше 600 кадет, представлявших почти все Российские кадетские корпуса. Кадеты были направлены в Югославию. Крымский кадетский корпус провел через свои ряды более 1000 кадет и 150 чинов персонала. К 1925 году ген. Римскому-Корсакову, директору Крымского корпуса, удалось провести четыре выпуска кадет 8-го класса, прекрасно подготовленных к экзаменам на аттестат зрелости.  Полный курс окончили 604 кадета.
После размещения корпуса в Югославии в районе Белая Церковь сразу же возобновились учебные занятия. Корпус был разделен на три роты и на 16 классных отделений. Руководство РОВС внимательно следило за состоянием профессорско-преподавательского состава, в случае необходимости производя кадровые перестановки. Наряду с собственно учебно-педагогической деятельностью руководству корпуса приходилось сталкиваться с бытовыми проблемами, заниматься вопросами хозяйственного обеспечения корпуса. Особое внимание было обращено на содержание помещений в чистоте и порядке, на улучшение обмундирования, снабжение кадет достаточным количеством носильного и постельного белья, на оборудование классных помещений мебелью и, наконец, на поддержание в порядке самого здания [5; 80].  За годы жизни корпуса в Белой Церкви в нем постепенно установился свой уклад жизни. В будние дни в 5 ч 45 мин утра наряд дневальных и дежурных кадет выстраивался для рапорта дежурному по роте офицеру-воспитателю. «По сигналу «сбор» кадеты строились в ротном коридоре на поверку, осмотр и молитву и в семь часов строем шли в столовую на утренний чай. От 7 ч 20 мин до 8 ч 20 мин утренние занятия в классах, затем получасовая прогулка и от 9 ч. утра до 11 ч 50 мин дня - первые три урока. Продолжительность каждого урока была тогда 50 мин, с десятиминутной переменой между уроками. В 12 ч. дня завтрак, после которого получасовая прогулка, а затем от 1 ч до 3 ч 50 мин - вновь три урока; 10 мин помыться и в 4 часа обед»[5; 89].
Крымский кадетский корпус пользовался вниманием и уважением со стороны военных властей Югославии, иногда принимал участие в мемориальных торжествах, посвященных юбилеям югославской армии и событиям первой мировой войны. Длительное время кадеты Крымского корпуса имели право ношения военной формы за пределами территории корпуса.
В конце 1920-х годов Крымский кадетский корпус представлял сложившееся военно-учебное заведение, в котором проходила обучение эмигрантская молодежь. Однако в 1929 году, по распоряжению Державной Комиссии Югославии, Крымский корпус был переведен в другое место, а его здание передано в распоряжение югославского военного министерства. Учебный 1928/29 год оказался последним в жизни Крымского корпуса как самостоятельного военно-учебного заведения. В нем к началу года состояло 276 кадет, разбитых на 9 классных отделений. В корпусе уже не было 1-го и 2-го классов. Часть состава корпуса была соединена с Русским кадетским корпусом, который 5 сентября 1929г. был переведен также в Белую Церковь, а другая часть была влита в Донской кадетский корпус, тоже находившийся в Югославии, в г. Горажде.
Морской   кадетский   корпус. В 1919 году в Крыму адмиралом Машуковым был организован Морской кадетский корпус в составе кадетских и гардемаринских классов, который  30 октября 1920 года вместе с остатками Белой армии покинул Севастополь и прибыл в Бизерту. По пути к месту назначения по приказу генерала Врангеля директором корпуса был назначен адмирал Герасимов. При эвакуации корпус имел 235 гардемарин, 110 кадет, 17 офицеров-экстернов, 60 офицеров и преподавателей[4; 85].
В Бизерте были возобновлены регулярные занятия,  и после ежегодных экзаменов происходили выпуски окончивших и производство их в корабельные гардемарины. Многим окончившим удалось выехать в Европу, поступить в высшие учебные заведения, главным образом,  в Чехословакии, Франции, Бельгии[7; 108].
По воспоминаниям очевидцев, Морской кадетский корпус  - это школа, «где русские дети учились любить и почитать свою Православную Веру, любить больше самого себя свою Родину и готовились стать полезными деятелями при ее возрождении»[9; 240]. В процессе учебы было сделано пять выпусков, подготовлено 300 офицеров, служивших во флотах Франции, Югославии и даже Австралии.
Осенью 1924 г. Франция признала Советский Союз и это сразу отразилось на положении эскадры в Бизерте. Флаги на судах русского флота были спущены, экипаж эскадры снял военную форму и приступил к передаче кораблей французам. Вскоре после этого советская власть прислала комиссию для осмотра кораблей, которая признала их негодными для плавания и они были проданы французами на слом. Морской корпус был переименован в «орфелинат» и просуществовал еще около года  до мая 1925 г., в нем оставались только кадеты. Последний выпуск состоялся в июне 1925 года[4; 136].
Пребывание в Бизерте Морского корпуса значительно изменило жизнь этого африканского городка и оказало на нее громадное влияние в культурном отношении. Была создана церковь, устроен театр, где стали давать концерты, читались лекции и устраивались балы. В корпусе занятия сменялись парадами, были организованы кружки и офицерские курсы, позволившие дополнить и расширить полученное образование. Все это вместе взятое оставило у местного населения теплые воспоминания, сохранившиеся еще долгое время после того, как корпус и флот перестали существовать.
Корпус-лицей имени императора Николая II. Помимо Морского корпуса и трех корпусов в Югославии, явившихся преемниками и продолжателями традиций Российских Императорских кадетских корпусов, во Франции, в Версале вблизи Парижа был основан Корпус-лицей имени императора Николая II. Русские военные эмигранты во Франции хотели дать своим детям воспитание наподобие того, что было в России, а затем в Югославии. Когда в 1926 году кадетские корпуса в Югославии слились воедино, по просьбе Русского Общевоинского Союза во Францию прибыл освободившийся от должности директора Крымского кадетского корпуса генерал В. В. Римский-Корсаков с тем, чтобы организовать и возглавить  новый кадетский корпус. Затем корпус возглавил генерал-майор И.Я. Враский, бывший начальник военно-учебных заведений в Крыму, а в Югославии - преподаватель Крымского и Первого Русского кадетских корпусов.
Корпус-лицей существовал на частные пожертвования русских эмигрантов, главным образом, Л.П. Детерлинг, известной в Европе общественной деятельницы. Программа обучения была приближена к существовавшим в средних учебных заведениях Франции, но с опорой на лучшие традиции российских кадетских корпусов. В корпус принимались дети и внуки русских эмигрантов, имевших отношение к белому движению,  начиная с 10 лет. Классы были небольшими, по 10-15 человек, что давало возможность уделять больше внимания индивидуальной работе. Устройство корпуса было максимально приближено к образцам прежних русских военных учебных заведений. Корпус, в отличие от существовавшей в Париже русской гимназии, не давал права на получение французского аттестата. Его приходилось получать, заканчивая последний, 8-й класс во французской школе.
Ученики носили старую кадетскую форму только на территории корпуса, так как французские власти не разрешали функционировать иностранным военным учебным заведениям. По этой причине корпус именовался Лицеем Императора Николая II. 12 июня 1937 года состоялся первый выпуск в составе девяти человек. За этим последовали другие ежегодные выпуски[8; 13].  Во время войны кадеты активно поддерживали движение Сопротивления. Даже четырнадцатилетние воспитанники корпуса участвовали в боях. Все они болели за Россию, пусть в то время и большевистскую, и не допускали даже мысли о победе немцев. В связи с началом войны и постепенным сокращением пожертвова­ний число учащихся постепенно уменьшалось. К 1957 году корпус не мог покрыть всех расходов,  ему пришлось переехать в Дьеп, а это привело к уменьшению числа воспитанников. В 1959 году данное учебное заведение вынуждено было прекратить свое самостоятельное существование и окончательно закрылось в 1964 году[3; 88].
Примечания:
  1. Бегидов A.M. Военно-учебные  заведения зарубежной России. 1920-1930-е гг./ A.M. Бегидов, В.Ф. Ершов,  Е.И. Пивовар.  - Нальчик, 1999. - 252 с
  2. ГАРФ. Ф.6899. Оп.1. Д.4. Л.20
3.      Забелин С.Н. Кадетские корпуса за рубежом/С.Н. Забелин //Бомбардир. 1995. № 1.
4.      Кадесников Н.З. Краткий очерк русской истории XX века/Н.З. Кадесников.  - Нью-Йорк: Св. Сергиевская гимназия, 1967. -  205 с.
  1. Кадетские корпуса за рубежом. 1920-45 гг. - Нью-Йорк: Издание «Объединения Кадет Российских Зарубежных Кадетских Корпусов»,1970. -  502с.
6.      Первый Русский корпус. Памятка. - Белград, 1935. - 58с.
  1. Постников Е.С. Франция, ее колонии и русские студенты в начале 20-х гг.: численность,  материальное,    социально-правовое    положение,    учеба //Русская эмиграция во Франции (1850-е - 1950-е гг.): Сб. статей.- СПб.: РПГУ.1995. - С.105-112
  2. Русский Кадетский корпус - Лицей имени Императора Николая I в Версале. - Париж, 1939. - 15с.
10.  Часовой  (Орган  связи русского  воинства  и  национального движения за рубежом). - 1939 № 227. С.10
 
В кн.: Актуальные проблемы современной науки: Материалы международных научно-практических конференций научной сессии «Х Невские чтения» / Под ред. Л.Ф. Соловьевой, И.Г. Тарусиной, Т.Б. Фейлинг, В.Н. Шайдурова. – СПб.: Изд-во Невского ин-та языка и культуры, 2008. С.165-170.
 



Понравилось? Поделитесь хорошей ссылкой в социальных сетях:



Новости
25 мая 2016
Тодосийчук, А. В. Науке нужны кадры и спрос на инновации

О финансировании науки

подробнее

06 мая 2016
Арест, Михаил. Проблемы математического образования 21 века

Вызовы нового времени и математика в школе

подробнее

26 апреля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения. Окончание

Окончание трактата Яна Амоса Коменского «Матетика»

подробнее

17 февраля 2016
Ян Амос Коменский. Матетика, т. е. наука учения

Деятельность учения сопровождает деятельность преподавания, и работе учителя соответствует работа учеников. Теоретически и практически это впервые показал Ян Амос Коменский, развивавший МАТЕТИКУ, науку учения, наряду с ДИДАКТИКОЙ, наукой преподавания.  
 
Трактат Коменского «Матетика, то есть наука учения» недавно был переведён на русский язык под редакцией академика РАН и РАО Алексея Львовича Семёнова.

подробнее

17 января 2016
И. М. Фейгенберг. Пути-дороги

Автобиографическая статья выдающегося психолога и педагога Иосифа Моисеевича Фейгенберга (1922-2016)

подробнее

Все новости

Подписка на новости сайта:



Читать в Яндекс.Ленте

Читать в Google Reader


Найдите нас в соцсетях
Facebook
ВКонтакте
Twitter